Кыштымский след перевала Дятлова.

К читателю:

Предлагаемый материал является информацией к размышлению, без каких-либо комментариев, домыслов и выводов  автора.

Необходимая справочная информация:

  • Кривонищенко Георгий Алексеевич — выпускник строительного факультета Уральского политехнического института 11 сентября 1957г. начал трудовую деятельность в должности прораба 1-го района предприятия п/я 404 в г.Озерск (Челябинск-40). 8 мая 1958г. — переведен прорабом 3-го участка 10-го района предприятия п/я 404. 23 января 1959г. (находясь в отпуске) отправился в поход по Северному Уралу в составе группы Игоря Дятлова.
  • Челябинск-40 (Челябинск-65) — город Озерск, Челябинской области.
  • Трест «Гидромонтаж» — приказом  Главстроя МВД СССР № 72 от 16 апреля 1955г. на базе конторы «Техспецработ» создается крупное строительно-монтажное управление № 8 (п/я 646), которое 29 апреля 1955г. без изменения специализации (бурение скважин под воду, монтаж сложных металлоконструкций, строительство дамб, плотин, водозаборов и пр.) и структуры получает открытое наименование — трест «Гидромонтаж». В Челябинске-40 — строительство комбината (завода)№ 817 («ПО Маяк»); ликвидация последствий выброса радиации на «ПО Маяк».
  • п/я 404 — наименование строительства № 247 (в дальнейшем – Южно-Уральское управление строительства).
  • Штефан Петр Тихонович – начальник строительства п/я 404 с апреля 1954 года по июнь 1958 года.
  • Грешнов Александр Капитонович – главный инженер строительства п/я 404 с июля 1951 года, с июня 1958 года по июнь 1959 года – начальник строительства п/я 404.
  • Латий Владимир Николаевич – главный инженер строительства п/я 404 с сентября 1958 года.
  • Объект Б; база № 10 — наименование радиохимического комбината (завода) № 817 («ПО Маяк»), где получали оружейный плутоний.
  • Объект ДБ — наименование радиохимического завода-дублера — будущего завода № 35, затем № 235.
  • Комплекс С-3 – хранилище радиоактивных (высокоактивных) отходов, где 29 сентября 1957 года произошел взрыв одной емкости с жидкими отходами (была изготовлена из нержавеющей стали и размещена в бетонном каньоне глубиной свыше 8 метров). По принятой оценке, 10% радиоактивных веществ (2 млн кюри) поднялось в воздух на высоту одного километра и, постепенно оседая, образовали Восточно-Уральский радиоактивный след. Оставшаяся часть (18 млн кюри) осталась на промплощадке. Радиоактивное облако накрыло в том числе новый строящийся радиохимический завод (в документах – завод ДБ), городок военных строителей.

animashki-zvezdy-540

Страницы из уголовного дела «О гибели туристов в районе горы Отортен» (том 1).

     576        579        580        581

     582        583        584         585

Ю.В. Гончаров «И начался штурм».

О катастрофе на Чернобыльской АЭС люди услышали сразу. Жителей 30 населенных пунктов оповестили и эвакуировали. О тех авариях, которые происходили до Чернобыля — в конце 50-х — начале 60-х, долгое время ничего не было известно. О них узнавали спустя десятилетия. Рабочие, техники и инженеры предприятий Южноуральского Управления Строительства принимали непосредственное участие в ликвидации последствий Кыштымской аварии 1957 года, связанной с утечкой радиоактивных веществ на площадке радиохимического завода ПО «Маяк» (или «Комбината № 817») в Озерске.

       Вспоминает ветеран Южноуральского Управления Строительства, ликвидатор аварии на х/к «Маяк» 1957 года Юрий Васильевич Гончаров.

В первой половине февраля из двух городов Советского Союза по направлениям Минсредмаша в «сороковку» прибыли выпускники Московского областного политехникума города Электростали и Воронежского строительного техникума. После приема у главного инженера стройки (официально стройка называлась п/я 404) А.К. Грешнова, мы были распределены в 1, 2, 6, 7 и 8 строительные районы. Я был направлен в 1-й район. Сегодня в городе из всех прибывших вместе со мной проживают В.А. Боцкалев и В.И. Игнатов. В феврале 1957 года 1-й район вел работы на объектах северной технологической цепочки дублера «Б», будущего завода 35, затем 235.

Главный инженер 1-го района лейтенант Владимир Тихонович Кошкарев направил меня на первый участок, где начальником был Г.С. Чернов. Уже на месте я был распределен к старшему прорабу В.А. Слободчикову. Хозяйство Слободчикова вело работы на возведении здания 802, в котором находился аппаратный зал. Главное звено в технологической цепочке будущего завода.

Помню, что на всех оперативных совещаниях, проходивших ежедневно на участке, собраниях 1-го района ставилась задача — сдать северную цепочку завода под пусконаладочные работы к 40-й годовщине Великого Октября, но… 29 сентября 1957 года взрыв 14 банки, хранилища жидких высокоактивных отходов поставил другую сверхзадачу! Страшную по сегодняшним временам. К такому выводу я прихожу, имея информацию и анализируя свою работу на площадке «Озеро». А именно: до 3 января 1963 года, пройдя через дезактивацию здания 802, участвуя в сдаче здания 802 (северной нитки) в эксплуатацию; ведя 22 месяца (с 1 января 1960 года по 15 августа 1962 года) капитальный ремонт в действующих зданиях завода 25 — №№ 101, 170, 171, комплекс «С», здания 121 и на наружных сетях завода 25.

* * *
Пишу только о тех объектах, на которых работал, и о людях, молодых специалистах, с которыми работал, жил в общежитии, с кем проводил отдых, встречал праздники, справлял свадьбы. В ту пору (лето-зима 1957 года) на промышленной площадке строительства до Кыштымской катастрофы трудились коллективы (составы) в/ч 20856 — 1-й район; в/ч 11003 — 7 район; в/ч 14078 — УАТ, УМР, монтажные организации и п/я 404 — десятое лагерное отделение (заключенные). После взрыва все строительные объекты площадки «Озеро» были загрязнены радионуклидами в разной степени. По документам в лагере заключенных радиоактивная обстановка (загрязненность) на территории доходила до нескольких тысяч микрорентген в секунду. И первыми, конечно, с площадок выведены личный состав в/ч 20156 или 2-й солдатский полк, насчитывающий более 2500 человек, и п/я 404/10 — около 3000 человек.

Первый санитарный отряд, созданный по приказу Е.П. Славского, приступил к работе в первые же дни после аварии. Начальником отряда назначен подполковник Н.Г. Яковлев, его заместителем — М.В. Гладышев. Дождь, начавшийся где-то после 22 сентября и продолжавшийся в октябре, рано выпавший снег, я считаю, во многом повлияли на уровень радиации. И началась ежедневная двухсменная работа на строительстве северной нитки дублера «Б». В середине января 1958 года мы, линейный персонал, узнали, что план по объему строительно-монтажных работ увеличивается, и к 1959 году северная нитка здания 802 сдается под пусконаладочные работы.

* * *

И начался штурм. Начальник участка Л.П. Химичев, старший прораб Б.А. Слободчиков с конструктивных работ (кирпичной кладки, заливки монолитного бетона), несмотря на мое упорство, перевели на южную нитку завода. Здесь пришлось участвовать в дезактивации помещений в осях «1-59», некоторые достраивать до создания теплового контура южной нитки с тем, чтобы с первого февраля приступить к строительству санпропускника в трубном коридоре по проекту ТО п/я 404.

Старший прораб Слободчиков на самосвале, закрепленном за участком, провез меня от первой оси здания 802 до в/ч 25763 и обратно. По пути он рассказывал о загрязненности этого места и о необходимости организации двухсменной работы с полной отдачей, чтобы к 1 июня 1958 года ввести в эксплуатацию санпропускник, стоявший в 800 метрах от эпицентра взрыва по прямой.

Главный технологический корпус здания 802 осью «К» разделен на две технологические цепочки — «северная» и «южная». В южной части здания, в помещении трубного коридора, который нужно было сдать под облицовку из нержавеющей стали, по проекту размещались санпропускники для военных строителей. Насчитывалось три санпропускника. Повторюсь — работы велись в две смены, и с 1 июня 1958 года комплекс санпропускников заработал.

Наш 1-й участок, которым руководил Л.П. Химичев (старшие прорабы В.А. Слободчиков, И.А. Сигбатулов, А.И. Степанов, мастера А.Е. Васин, Г.А. Малетин, В.И. Денисов, А.Н. Ершов, Ю.И. Соколов, Ю.В Гончаров, Н.Е. Лащенов, А.Н. Шмаков, Ю.В. Макаров, Б.Д. Маринин, Н.Н. Бахтин, В.А. Ковалев, А.С. Демин., Н.В. Скурихин), завершал работы в осях 1-7 и 7-59 здания 802. А с 1 июля 1958 года прорабство В.А. Слободчикова передали на участок № 2 в распоряжение майора Григория Ксенофонтовича Кутоина, военного инженера-строителя, рассудительного, отзывчивого на нужды подчиненных. С ним мы сдавали в эксплуатацию инженерно-хозяйственный блок здания 802.

* * *

Решение руководства Минсредмаша о продолжении работ на дублере «Б» и сдачей в эксплуатацию в декабре 1958 года «северной» технологической нитки завода 35 легло тяжелым бременем на коллективы строителей. Резко увеличился объем строительно-монтажных работ, нужно в установленные Министерством сроки выполнить тематический план ликвидации последствий аварии на территории завода 35. Но стройка в тот период не была готова к выполнению этих двух задач.

Обеспечение людскими ресурсами решили за счет увеличения численности личного состава военно-строительных частей. Роты укрупнили до 250 человек, а их количество в полку — до 12. В первом полку (в/ч 25763) — до 15, так как он находился на площадке «Озеро». В результате к сентябрю 1958 года численность военных строителей, работающих на объекте, составила около 9 тыс. человек.

Людей набрали, а бытовые условия не подготовили. Задача обеспечения увеличивающегося количества работающих в условиях повышенной радиационной «загрязненности» объектов и территории была не решена.

Организацию индивидуального дозиметрического контроля поручили руководству завода имени Д.И. Менделеева (п/о «Маяк»). Решалась же она частично, так как не был решен вопрос специально-го медицинского контроля за каждым работающим на объектах дублера «Б» и площадки завода 25. Разве можно было строить санпропускник для военных строителей в трубном коридоре «южной» нитки здания 802?

* * *

В акте комиссии СЭС от 10 мая 1958 года отмечено, что полы санпропускника в три раза превышают допустимую норму загрязнения, стены — в 8 раз, шкафы одежды — в 15 раз, воздух — в 1,5 раза. А ведь вся эта радиационная грязь переносилась военными строителями в казармы. Проверка гарнизонов военно-строительных частей на территории Челябинска-40, которая проводилась 7 октября 1958 года, зарегистрировала загрязнённость одежды военнослужащих выше нормы от 5 до 10 раз.

Январская, 1959 года, проверка СЭС условий работы военных строителей зарегистрировала загрязненность зданий 807, 802, 831 и других до 50 раз выше установленных норм. Следует сказать, что несмотря на обращение к дирекции завода им. Менделеева, вопросы о предоставлении доплат и компенсаций за отработанное время практически не решались.

Комбинат отделался мизерными подачками в виде трех оплачиваемых дней к очередному отпуску за каждый отработанный месяц на объекте дублера «Б».

/Подготовил Сергей Савенков. Источник: Гончаров, Ю. В. И начался штурм / подготовил С. Савенков // Конкретная газета. – 2007. – 28 июня. – С. 13/.

animashki-zvezdy-540

«Кадры для «сороковки» подбирали партийные комитеты, ученые советы НИИ, уполномоченные спецнабора. Приезжали демобилизованные боевые офицеры, выпускники вузов, техникумов, ремесленных училищ.

Становление производства и строительство города осуществлялось типично по-советски: бытовые трудности, плохое снабжение и примитивное медицинское обслуживание. Мой покойный ныне отец прибыл в «сороковку» зимой сорок восьмого.
Весной следующего года к нему приехали мама и младший брат. Жили они в холодном щитосборном доме на улице Рабочей, а проще — в лесу. Брат зимой ходил в школу на лыжах, летом купался в Тече, рыбачил на Кызылташе, куда начали сброс производственных отходов. В начале пятидесятых озеро закрыли, потому что стали клевать чебаки-мутанты с плавниками на загривке. Опыт соседства с радиацией только начинался.

Меня привезли в зону осенью пятьдесят четвертого, после демобилизации из Советской Армии. Город удивил чистотой и порядком улиц, вековыми соснами, березами. Пахло палыми листьями, горько и нежно. Дома в два и три этажа ближе к озеру Иртяш уступали место коттеджам руководства. Редкие вывески удивляли предельной краткостью: «Продукты», «Почта», «Библиотека», «Спецсуд», «Милиция», «Политотдел». Город стали снабжать по столичной сетке, и жизнь была бы благостной, если бы не гнет особого режима. В березняках за ДОКом, где теперь высотные здания нового города, располагались молодежные барачные общежития. Недалеко дощатые юрты строительного батальона, а рядом — «колючка» лагеря зэков. Военные строители трудились только в промзоне — «на озере». Заключенные работали исключительно на жилсоцкультобъектах.

Закрытый город имел свои проблемы: не хватало невест. В лесопарке, помнится, рабочие настелили танцплощадку. По вечерам там стала играть радиола, но никто не танцевал. Девушки после работы оставались в общежитиях: на стационаре им проще было выбрать парня. Трудно было с жильем, как и сегодня. Возникло понятие ХБЛ — хроническая лучевая болезнь.

Режим секретности был продуман, отработан и эффективен. В подтверждение этого могу сказать, что мой отец и мать имели допуски на все «грязные» и опасные хозяйства, в том числе и на 25-й объект (радиохимический завод), где в сто первом здании и мне довелось работать! И, буду откровенным, родители не знали, что имению в сто первом здании «варился» оружейный плутоний. Мне это стало известно в эпоху перестройки, когда сумел проведать «сороковку». Благодаря гласности в 1990 году довелось прочитать сборник статей, интервью «Урал неизвестный», где В. Дощенко, врач, ветеран ПО «Маяк», свидетельствует: «…среди работников уранграфитовых реакторов заболело ХБЛ 132 человека, а на радиохимическом заводе (25-й объект)» заболело 1172 рабочих и ИТР». Вероятно, в силу этого обстоятельства из ФИБ-1 (филиал № 1 института биофизики Минздрава) напомнили мне: «Вы были работником нашего предприятия. Нас интересует состояние вашего здоровья». Письмо подписал врач Л.Г. Филиппова».

/Источник: Абраменко Ю. «Атомный щит» в наше время: 19 июня объединению «Маяк» —
45 лет //Вечерний Челябинск. — 1993. — 7 июня. — С. 2/. 

Документы п/я 404:

1. Один из первых документов с перечнем мероприятий по ликвидации последствий аварии, утвержденный министром среднего машиностроения СССР Е.П. Славским.

O1-1                    O1-2                    O1-3

2. Протокол совещания по организации работ от 11 октября 1957г.. (Документ подписан: начальником 4-го Главного управления министерства среднего машиностроения СССР А.Д. Зверевым, начальником 1-го Главного строительного управления министерства Н.Н. Волгиным, директором завода им. Менделеева М.А. Демьяновичем, начальником строительства П.Т. Штефаном).

O2-1                    O2-2                    O2-3

O2-4                    O2-5                    O2-6

3. Приказ начальника предприятия п/я 404 от 28 октября 1957г. об организации механизированной очистки загрязненной территории промплощадки (приказ подписан заместителем П.Т. Штефана, главным инженером строительства А.К. Грешновым).

O3-1                    O3-2                      O3-3

4. Протокол совещания от 7 октября 1957г., на котором принято решение о переселении жителей с зараженной территории (населенные пункты Салтыково, Бердяниш, Галикаево из соображений секретности обозначены лишь первыми буквами названий).

O4-1                  O4-2

5. Письмо Н.Н. Волгина от 26 октября 1957г. о необходимости возобновления строительных работ на промплощадке и обеспечении их рабочей силой (адресовано главному инженеру строительства А.К. Грешнову и руководителям 1-го и 7-го строительных районов Н.Г. Яковлеву и И.И. Гусарову).

O5-1

6. Обращение Н.Н. Волгина, начальника 1-го Главного строительного управления Минсредмаша, к директору комбината № 817 М.А. Демьяновичу по поводу скорейшего возобновления работ по строительству.

 O5-2

7. Приказ начальника предприятия п/я 404 П.Т. Штефана от 6 июня 1958г. о неудовлетворительном выполнении 7 районом плана пяти месяцев 1958 года и мерах по исправлению положения.

O6-1                    O6-2                    O6-3

8. Совместный приказ директора Государственного ордена Ленина химического завода имени Менделеева и начальника Управления строительства п/я 404 от 26/29 сентября 1958г. №273/548 «О введении централизованного учета данных индивидуального контроля на работников строительно-монтажных организаций» с временной инструкцией по организации индивидуального контроля.

O7-1                    O7-2

O8-1                    O8-2                    O8-3

9. Письмо-объяснение начальника предприятия п/я 404 А.К. Грешнова начальнику 3-го Главного управления Минздрава СССР А.И. Бурназяну от 24 февраля 1959г. о причинах повышенного загрязнения.

O9-1                    O9-2

10. Совместное решение химкомбината и строительства от 14 апреля 1958г. об изменении порядка переодевания людей, работающих на строительстве в условиях загрязнения.

O10-1

11. Письмо главного санитарного врача города В.М. Ваганова от 4 мая 1959г. о необходимости запрета курения в производственных помещениях

O11-1                    O11-2

12. Совместный приказ директора предприятия п/я 21 Г.В. Мишенкова и начальника предприятия п/я 404 А.К. Грешнова от 14 октября 1958г. о порядке ликвидации загрязненных основных средств и материальных ценностей.

O12-1

13. Письмо главного санитарного врача города В.М. Ваганова от 12 февраля 1959г. о результатах выборочной проверки лабораторией медсанотдела обмундирования военнослужащих военно-строительных частей, направленное в Москву (Минсредмаш, Минздрав), а также директору химкомбината и начальнику строительства.

O13-1                    O13-2                    O13-3

14. Письмо главного санитарного врача города В.М. Ваганова от 28 марта 1959г., адресованное начальнику предприятия п/я 404 А.К. Грешнову, о необходимости принятия неотложных мер против загрязнения дорог и автотранспорта.

O14-1                    O14-2

15. Письмо главного инженера строительства В.Н. Латия директору химкомбината Г.В.Мишенкову от 9 декабря 1959г. о необходимости своевременной и достоверной информации об уровне загрязнения в местах проведения строительных работ.

O15-1                    O15-2

16. И в тоже время…

Несколько приказов, лишний раз доказывающих, что на Руси люди живут не по указке сверху, а так, как душа пожелает. Об этом забывают некоторые исследователи трагедии перевала, опираясь в своих выводах исключительно на Указы, приказы и другие руководящие документы и совершенно забывая о человеческом факторе.

O16                    O17                    O18-1                   O18-2                    O18-3                    O19

(Работа не закончена, тема будет пополняться новыми документами по мере их обнаружения).

1,227 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

TwitterFacebookVKOdnoklassnikiLinkedInLiveJournalGoogle+Blogger PostEmailInstapaperDiasporaDiigoDesign FloatMail.Ru