Колеватов Александр Сергеевич (ректификация)

Дополнительная информация.

Panorama

1. Родился 16 ноября 1934 года в городе Свердловске.

Из автобиографии от 30.10.1952г.: «родился… в гор. Свердловске, улица Шейкмана, дом 112…» До наших дней, упоминаемый Александром старый дом по улице Шейнкмана (так правильно), увы, не сохранился.

2. Сведения о родителях:

  • Отец — Колеватов Сергей Павлович. Родился 10 января 1896 года в Нижне-Тагильском заводе, Верхотурского уезда, Пермской губернии (ныне — город Нижний Тагил, Свердловской области) «в семье бедного мещанина».

Из автобиографии Александра Колеватова от 15.07.1949г.: «Отец мой, Колеватов Сергей Павлович, до Октябрьской революции и после нее вплоть до смерти … работал главным бухгалтером различных государственных учреждений».

Из автобиографии Александра Колеватова от 23.12.1952г.: «До революции отец с малых лет работал по найму, а, затем, учился, совмещал учебу с работой. …после Октябрьской революции работал в медицинских учреждениях, а с 1933 года перешел на бухгалтерскую работу на предприятиях (???)ной (не видно начала слова, подозреваю, что «лесной» — авт.промышленности».

Из автобиографии Александра Колеватова от 28.09.1956г.: «С малых лет работал по найму. Перед Великой Октябрьской социалистической революцией окончил курсы бухгалтеров. После революции работал на преподавательской работе, а затем занимал должность главного бухгалтера различных государственных учреждений».

В 1940 году Сергей Павлович переехал с семьей из Свердловска в город Тавду Свердловской области. По непроверенным пока данным работал главным бухгалтером Тавдинского фанерного комбината.

Умер 24 июля 1944 года в Тавде.

  • Мать — Антонина Дмитриевна Колеватова (Емельянова). Родилась 14 июня 1895 года в поселке Сысертский Завод, Екатеринбургского уезда, Пермской губернии (современный город Сысерть, Свердловской области) «в семье рабочей».

Из автобиографии Александра Колеватова от 15.07.1949г.: «Мать моя, Колеватова А. Д., — домохозяйка. В настоящее время она — инвалид II-й группы». 

Из автобиографии Александра Колеватова от 23.12.1952г.: «Мать работала в мастерской шляпного магазина портнихой-шляпошницей. В настоящее время — инвалид II группы пенсионерка».

Из автобиографии Александра Колеватова от 28.09.1956г.: «С 14-ти лет была отдана на выучку в шляпную мастерскую. После замужества в основном — домохозяйка. В настоящее время инвалид II группы».

В 1957-58 году (год требует уточнения) переехала на жительство к дочери Вере в город Пермь.

Умерла 11 ноября 1972 года в Перми.

3. Сведения о сестрах (все старшие):

  • Сестра — Анисимова (Колеватова) Нина Сергеевна. Родилась 24 декабря 1918 года в Свердловске. Закончила Свердловский государственный медицинский институт (врач-педиатр). Вышла замуж за инженера-механика, а впоследствии инженера-конструктора Уральского завода тяжелого машиностроения «Уралмаш» и начальника ОКБ Завода №9 Николая Анатольевича Анисимова (6.06.1918-28.09.2000). Работала врачом-рентгенологом в поликлинике Уральского политехнического института.

«Началом формирования вузовской медицины следует считать 1943г., когда по решению руководства на территории института был организован врачебный здравпункт с лазаретом на 15 коек. К 1948г. медицинская служба УПИ расширилась и представляла собой амбулаторию и изолятор на 30 коек, в связи с чем была переведена в крыло одного из  студенческих общежитий.В 1953г., после ввода в эксплуатацию вновь построенного здания больницы, организована поликлиника на 150 посещений в смену и стационар на 50 коек. В 1956 и 1975гг. больничному учреждению были переданы еще два здания, таким образом к началу 1980-х гг. в УПИ сложилась полноценная система медико-санитарного обеспечения студентов». ссылка 

Нина Сергеевна Анисимова скончалась в Екатеринбурге 1 ноября 2003 года.

  • Сестра — Шевченко (Колеватова) Ангелина Сергеевна. Родилась 4 ноября 1921 года в Свердловске. Вышла замуж за машиниста Грозненского отделения Северо-Кавказской железной дороги Александра Шевченко. Домохозяйка. Проживала в Чечено-Ингушской АССР, в городе Грозный.
  • Сестра — Колеватова Вера Сергеевна.

Родилась 15 марта 1923 года в Свердловске. В 1946 году закончила химико-технологический факультет Уральского политехнического института им.С.М. Кирова. После окончания работала в УПИ («научный работник, ассистент химико-технологической кафедры УПИ»). В 1949 году поступила в аспирантуру Уральского политехнического института по кафедре технологии электрохимических производств (зав.кафедрой — д.т.н., профессор А.И. Левин). В 1952 году успешно закончила аспирантуру, защитив диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. Тема кандидатской диссертации: «Влияние поверхностно-активных веществ на электроосаждение и коррозию цинка».

После получения ученой степени преподавала на кафедре радиохимии (РХ) физико-технического факультета Уральского политехнического института.

Впрочем, дела на самой кафедре радиохимии УПИ обстояли непросто. Тому есть ряд свидетельств.

«…в 1951 году уже сложились все условия для выделения лаборатории радиохимии в самостоятельную кафедру. Это произошло, вне всякого сомнения, по инициативе Е.И. Крылова, сумевшего доказать и руководству института, и Управлению политехнических вузов МВО СССР целесообразность организации на факультете кафедры, которая давала бы студентам базовую подготовку по всем проблемам, связанным с радиоактивностью. Парадоксально, но то, что было ясно 50 лет тому назад при условии, что преподавательский состав кафедры составлял всего 3 человека, из которых только 2 имели степень кандидата наук (один — зав. кафедрой — совместитель, к.х.н., доцент; один Колеватова В.С., к.х.н. — ассистент и один — ст. преподаватель), кафедре радиохимии приходится снова доказывать целесообразность ее сохранения, имея в своем составе трех профессоров — докторов наук и трех доцентов — кандидатов наук».

/История кафедры. УрФУ/. ссылка

«Что кажется наиболее удивительным, так это факт, что из пяти химических кафедр факультета, бывших в 1951 году, к настоящему времени сохранились только три, и в том числе самая маленькая (РХ), преподавательский состав которой колебался от 4 до 8 человек. Дважды кафедра была на волосок от гибели. Первый раз это произошло, когда в феврале 1953 г. уволился с работы М.В. Смирнов. На кафедре осталось только три преподавателя. Приход на кафедру Л.Б. Левашовой (Хамзиной) ситуацию полностью не изменил, т.к. на кафедре был только один человек с учёной степенью (В.С. Колеватова). До апреля 1954г. несколько раз возникал вопрос о закрытии кафедры. Страсти несколько утихли в связи с подачей заявления проф. С.А. Вознесенским; к тому же на кафедре в июле 1953 после окончания химфака начинает работать Л.Н. Пушкина. К 1955-56 уч. году ситуация несколько успокаивается: С.А. Вознесенский начинает читать курс радиохимии, курс радиометрии поручается В.Д. Пузако, который после защиты кандидатской диссертации был зачислен в штат. На кафедре начинается период упорядочения всего «кафедрального уклада». Что мне запомнилось особенно сильно — приход Вознесенского поднял на совершенно новый уровень всю научно-исследовательскую работу на кафедре, хотя на первое место безоговорочно и категорически Сергей Александрович ставил учебно-воспитательную работу. Я хорошо запомнил его слова (не дословно, а по смыслу): «Человек, пришедший работать в вуз — это, прежде всего, преподаватель. Очень хорошо, если его преподавательская деятельность будет тесно соприкасаться с научными интересами». Такое отношение к делу С.А. смог «привить» всем сотрудникам кафедры».

… «До середины 50-х годов на кафедре практически не проводились никакие научные исследования, а всё внимание было направлено на разработку двух учебных дисциплин: «Дополнительные главы физической химии», части I и II с лабораторным практикумом. Это были «псевдонимы» двух секретных курсов — «Радиометрия» и «Радиохимия», которые тогда читались всем студентам факультета. Курсы читали Е.П. Дариенко и один из первых выпускников Фтф Альберт Константинович Штольц (1928-1971), а практические лабораторные занятия вели Вера Сергеевна Колеватова, Людмила Борисовна Левашова (Хамзина) и старший лаборант Лидия Николаевна Пушкина».

/В.Д. Пузако, Ю.В. Егоров «Волны памяти» (К 60-летию кафедры радиохимии и прикладной экологии физико-технического института УрФУ, 1951-2011)/.

Кафедра радиохимии УПИ. 1955 год. Вера Сергеевна Колеватова пятая справа.

В 1956 году Вера Сергеевна Колеватова  была по конкурсу избрана в учрежденный в 1955 году Молотовский вечерний машиностроительный институт на должность заведующей кафедрой химии.

В 1957 году городу Молотову было возвращено его историческое название — Пермь, а институт стал именоваться Пермским вечерним машиностроительным институтом.

В короткий срок Вера Сергеевна сумела с нуля создать кафедру химии. Были освоены новые курсы, созданы лаборатории по техническому анализу и физической химии.

В 1960 году после объединения Пермского горного и Пермского вечернего машиностроительного институтов (в связи с начавшейся с 1 октября 1960 года реорганизацией вузов) и создания на их базе Пермского политехнического института, кафедра химии была преобразована в кафедру неорганической и аналитической химии (в 1969 году была переименована в кафедру общей и неорганической химии), которую вновь возглавила Вера Сергеевна Колеватова. Под ее руководством произошло становление кафедры, созданы новые исследовательские лаборатории и учебные аудитории.

С 1972 года кафедру общей и неорганической химии возглавил доктор химических наук, профессор Вольхин В.В.. Интересно, что Владимир Васильевич Вольхин свой путь в науку начал с того самого физико-технического факультета Уральского политехнического института. Там же в УПИ в 1960 году он закончил аспирантуру по кафедре радиохимии.

На протяжении всей своей трудовой деятельности Вера Сергеевна Колеватова активно вела исследовательскую работу по электроосаждению и коррозии металлов. Результаты этих исследований были опубликованы в 124-х печатных работах и получили 9 авторских свидетельств. Некоторые разработки получили практическое применение на производстве.

Вера Сергеевна много времени уделяла руководству научной работой студентов различных факультетов. Работы ее учеников неоднократно отмечались наградами областных и всесоюзных конкурсов.

26 марта 1992 года на заседании специализированного совета Д139.05.01 в Государственном НИИ цветных металлов «ГИНЦВЕТМЕТ» Вера Сергеевна Колеватова успешно защитила диссертацию на соискание ученой степени доктора технических наук (в 69 лет). 

Тема диссертации: «Экспериментально-теоретическое обоснование и разработка путей повышения эффективности электроосаждения тяжелых цветных металлов (меди и цинка) из сернокислых растворов введением в электролит поверхностно-активных веществ».

В дальнейшем по материалам диссертации было опубликовано 80 печатных работ.

С 1975 года В.С. Колеватова работала на кафедре общей и неорганической химии Пермского политехнического института в должности доцента, а с 1992 года — профессора кафедры.

Была награждена медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ле­нина» и медалью «Ветеран труда»Указом  президента Российской Федерации №1191 от 7 ноября 1997 года за заслуги в научной деятельности ей было присвоено почетное звание «Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации».

Патенты на изобретения:

  • «Электролит для рафинирования меди».
  • «Способ определения пористости электролитически осажденных металлов».
  • «Электролит для электроэкстракции цинка».
  • «Электролит блестящего меднения».
  • «Электролит для электрорафинирования меди».
  • «Электролит цинкования».

Неполный список публикаций:

  • Левин А.И., Укше Е.А., Колеватова B.C. О влиянии ПАВ на электронный потенциал // Докл. АН СССР. — 1952. — Т.87, I. — С.97-100.
  • Левин А.И., Колеватова B.C., Мокрушин С.Г. Влияние ПАВ на смачиваемость катодного цинка электролитом  // Коллоидный журнал. -1953. — Т. 15; 4. — С.252-258.
  • А.И. Левин, А.В. Помосов, В.С. Колеватова и др. Коррозия и металлопокрытия. Сборник статей — Москва; Свердловск: Машгиз, [Урало-Сиб. отд-ние], 1953. — 175 с. (Уральский политехнический институт им. С.М. Кирова / М-во культуры СССР; Вып. 43)
  • Левин А.И., Укше Е.А., Колеватова B.C. О механизме действия ПАВ на электроосаждение металлов // Ж. физ.-химии. — 1954. — Т.28. I. — C.II6-I26.
  • Левин А.И., Колеватова B.C. Применение ПАВ при электроосаждении цинка // Цветные металлы. — 1953., г. 6. — С.33-37.5.
  • Колеватова B.C., Левин А.И. Влияние ПАВ на коррозию катодного цинка // I. прикл.химии. — 1954. — Т.27, 4. — С.456-460.
  • Колеватова B.C., Левин А.И. Влияние химии. — 1954. — Т.27, г. 4. — С.456-460.
  • Левин А.И., Колеватова B.C. Механизм действия сурьмы на электроосаждение цинка // Цветные металлы. — 1956., г. 9. — С.28-34.
  • Левин А.И., Колеватова B.C. Механизм действия сурьмы на электроосаждение и сдирку катодного цинка. // Цветные металлы.- 1956.- № 9.- с.28 -34.
  • Колеватова B.C., Сыромятников Г.А., Саакян P.C. Влияние примесей на электроосаждение медной фольги / У/ Всесоюзная конференция по электрохимии: Тезисы докладов. — Тбилиси, 1969. — С.328.8.
  • Гущина Г.И., Колеватова B.C. Влияние ПАВ на электроосаждение медной фольги // Изв.ВУЗов. Химия и хим.технология. — 1973. — Т.16. 
  • Петина Н.Ф,, Колеватова B.C. Спектрофотометрическое определение ТМ в кислых растворах сульфата меди // Известия ВУЗов. Химия и хим. технология. — 1974. — Т.17, $ 12. — C.I876-I878.
  • Кублановский B.C., Гущина Г.И., Колеватова B.C. рН прикатодного слоя при электроосаждении меди // Укр.хим.журнал. — 1974. — Т.40, S I. — С.85-86.
  • Колеватова B.C. Исследование методом меченных атомов распределения тиомочевины при электроэкстракции цинка // Журнал прикладной химии. 1975. — Т. 48.
  • Колеватова B.C. Исследование методом меченых атомов распределения ТМ при электроэкстракции цинка // Ж. прикл.химии. — 1975. — Т.48, № 10. — C.23II-23I3.
  • Колеватова B.C. Влияние ТМ на коррозию меди в сернокислых растворах // Ж. прикл.химии. — 1975. — Т.48, 10. — С.216-218.
  • Колеватова B.C. О полярографии ТМ в сернокислых растворах // Новости полярографии: Тезисы У1 Всесоюзного совещания по полярографии. — Рига, 1975. — С.158-159.
  • Колеватова B.C., Коробков В.И., Левин А.И. Выяснение роли ТМ при электролитическом рафинировании меди // Цветные металлы. — 1975. -№ 7. — С.34-37.
  • Колеватова B.C., Коробков В.И. Радиохимическое исследование поведения ТМ при электролизе сернокислых растворов сульфата меди // Неорганическая химия и технология неорганических веществ. Радиохимия и ядерная технология. Геохимия и космохимия: Рефераты докладов и сообщений XI Менделеевского съезда по общей и прикладной химии, № I. — М., 1975. — С.292-293.
  • Колеватова B.C., Пчельников А.П., Андрюкова В.П., Кузнецов В.В. Влияние ПАВ на разряд примесей при электроосаждении меди / Пермск. политехи.ин-т. Пермь, 1975. — Не. — Деп. ВИНИТИ 5.II.75, №3178.
  • Колеватова B.C., Понизовский В.М., Спелков Г.П. Определение прочности сцепления цинковых электролитических покрытий со сталью центробежным методом // Заводская лаборатория, 1976. — № 5. — C.607-6II.
  • Колеватова B.C., Коробков В.И. К вопросу о механизме ингибирующего действия ТM на растворение меди в серной кислоте // Журнал прикладной химии — 1976. — Т.49, №1 — 86-90.
  •  B.C. Колеватова, Л.К.Кравченко // А.с. 565953 СССР, МНИ3 C25CI/I6. Электролит цинкования // БИ. — 1977. — № 27. — С.76.
  • Колеватова B.C., Гущина Г.И. Влияние ПАВ на механические свойства электролитической медной фольги // Цветная металлургия. -№ 17. — С.31-32.
  • Колеватова B.C. Влияние ПАВ на разряд примесей при электроосаждении цинка II Изв. ВУЗов. Цветная металлургия. — 1976. — № 6. — С.123-125.
  • Колеватова B.C., Кузнецов В.В., Кузнецова Е.В. О блескообразовании цинковых покрытий // Изв.ВУЗов. Химия и хим.технология. — 1976. — Т.19, № II. — C.I790-I792.
  • Колеватова B.C., Андрюкова В.П., Пчельников А.П., Кузнецов В.В. Механизм включения железа в катодную медь при электролизе ее сернокислых растворов / Пермск.политехи.ин-т. — Пермь, 1976. — 6с. — Деп. в ВИНИТИ 5.04.76, № 1059.
  • Понизовский В.М., Колеватова B.C. Прибор для определения блеска металлических покрытий / Повышение качества гальванических и химических покрытий и методы их контроля. -М., 1977. — С. 140-144.
  • Колеватова B.C., Кузнецов В.В., Кузнецова Е.В. Влияние ПАВ на износостойкость цинковых покрытий // Физико-химическая механика материалов. — 1977. — Т.13, Г4. — С.221-222.
  • В.С. Колеватова (СССР) A.c. 596660 СССР, MHJI2 C25CI/I2. Электролит для электрорафинирования меди // Ш. — 1978. — № 9. — C.I23.
  • Колеватова B.C., Андрюкова В.П. Влияние примесей ионов металлов на коррозию меди в сернокислых растворах в присутствии ПАВ // Наводораживание и коррозия металлов: Межвуз.сб. науч.тр. / Пермск.гос.ун-т Перм.политех.ин-т. — Пермь, 1978. — С.42-46.29.
  • Н.Ф. Петина, В.С. Колеватова (СССР) A.c. 630648 СССР, МКИ2 С25ДЗ/ЗЭ. Электролит блестящего меднения // Ш. — 1978. — 40. — С.158.
  • Колеватова B.C., Афанасьев Б.Н. Влияние ПАВ на кинетику электроосаждения цинка // Ж.прикл.химии. — 1978. — Т.51, 7. — С.1563-1569.
  • Халдеев Г.В., Колеватова B.C. Структура и физикомеханические свойства электроосажденной меди // Изв.АН СССР. Металлы. — 1978, №6 — С.149-150.
  • Несмеянов Ан.Н., Колеватова B.C., Волков A.A., Андрюкова В.П. Влияние ПАВ на сорбцию железа (Ш) медью // Радиохимия. — 1979. — Т.21, 4. — С.507-510.
  • Колеватова B.C., Самойленко В.Н., Мурашова И.Б. Деполяризующие добавки при катодном осаждении меди // Современные методы нанесения гальванических и химических покрытий. — М., 1979. — С.114—117.
  • Колеватова B.C., Кузнецова Е.В., Кузнецов В.В. Структура и свойства электроосажденного цинка // Структура и механические свойства электролитических покрытий: Тезисы докл. 2-го Всесоюзного семинара. Тольятти, 1979. — С.133-136.
  • В.С. Колеватова (СССР) A.c. 699046 СССР, МКИ2 C25CI/I6. Электролит для электроэкстракции цинка /  // БИ. — 1979. — № 43. — С.101.
  • Колеватова B.C. Влияние ПАВ и примесей катионов металлов на электроосаждение меди и цинка из сернокислых растворов // Тезисы докладов VI Всесоюзной конференции по электрохимии. 21-25 июня 1982г. — T.I. — М., 1982. — С.238.
  • Колеватова B.C., Андрюкова В.П. Совместное действие ПАВ и примесей катионов металлов на коррозию катодной меди и выход по току // Там же. — С.80.
  • Колеватова B.C. О выборе новых ПАВ в сернокислые растворы электроосаждения цинка / Перм.политех.ин-т. — Пермь, 1983. — 30с. 
  • Колеватова B.C. Механизм катодного процесса электроосаждения меди и цинка из сернокислых растворов / Перм.политехи.ин-т. — Пермь, 1983. — 30с.
  • Колеватова B.C. Электроосаждение меди из сернокислых растворов в присутствии ПАВ / Перм.политехи.ин-т. — Пермь, 1983. — 24с. 
  • Колеватова B.C., Самойленко В.Н., Мурашова И.Б., Слободяник С.А. Хронопотенциометрическое исследование механизма действия ПАВ на электроосаждение меди из сернокислых электролитов // Изв.ВУЗов. Цветная металлургия. — 1984. — 3* 12. — С.ЗЗ-З6.
  • Колеватова B.C., Сапрыкина И.С. Определение пористости электроосажденных металлов // Заводская лаборатория. — 1986. — № 10. — С.26-27.
  • Колеватова B.C., Халдеев Г.В. Структура и физико-механические свойства цинковых покрытий / Перм.политехи.ин-т. — Пермь, 1986. — 9с.
  • Авдрюкова В.П., Колеватова B.C., Кузнецов В.В. Катодная поляризация меди в электролите рафинирования / Перм.политехи.ин-т. — Пермь, 1986. — 49с.
  • В.С. Колеватова и др. Ингибитор включения драгоценных металлов в катодную медь // Совершенствование технологии и повышение качества продукции медной подотрасли: Тезисы докладов Всесоюзного совещания 23-25 сентября. — Свердловск, 1987. — С.21.
  • B.C. Колеватова, М.М.Жаркий Регулирование свойств медной фольги введением в электролит ПАВ / // Там же. — С.35.
  • В.С. Колеватова и др. (СССР) A.c. 1303900 СССР, МКИ4 4 01 15/08. — Способ определения пористости электролитически осажденных металлов — 1987. — Не публикуется.
  • В.С. Колеватова и др. (СССР) A.c. 146897I СССР, МКИ4 С25С 1/12. Электролит для рафинирования меди // БИ. — 1989. — 12. — C.III.
  • B.C. Колеватова и др. Влияние ПАВ на включение драгоценных металлов в катодную медь // VI Кольский семинар по электрохимии редких и цветных металлов: Тезисы докладов Всесоюзного семинара 19-22 сентября 1989г. — Апатиты, 1989. — С.78.
  • Колеватова B.C. и др. Коррозия катодно-поляризационной меди в сернокислых электролитах. // Повышение эксплуатационной надежности оборудования: Сборник научных трудов. — Пермь-Ленинград: 1990. -C.I53-I65.
  • Колеватова В.С. Экспериментально-теоретическое обоснование и разработка путей повышения эффективности электроосаждения тяжелых цветных металлов // Научно-исследовательский институт цветных металлов (М.). — М., 1991. — 33 с.
  • Колеватова B.C., Халдеев Г.В., Левин А.И. Структура и физико-механические свойства цинковых покрытий // Гальванотехника и обработка поверхности. 1994. Т.З.

Публикации имеющиеся в фонде НБ ПНИПУ:

  • Колеватова В.С. Окислительно-восстановительные реакции: Учеб. пособие для студентов дневного и вечернего отд-ний нехим. специальностей / В. С. Колеватова, Т. Г. Мальцева ; Перм. политехн. ин-т. Кафедра общей и неорган. химии. — Пермь : [б. и.], 1969. — 30 с.
  • Колеватова В.С. Коррозия и защита металлов: учебное пособие; Пермский политехнический институт. — Пермь: Изд-во ППИ, 1973. — 22 с. : ил. — Библиогр.: с. 22 .- 0-03.
  • Структура электронных оболочек атомов и химическая связь: учебное пособие / В. В. Вольхин, В. С. Колеватова, Л. Б. Кристалева; Пермский политехнический институт, Кафедра «Общая и неорганическая химия». — Пермь: Изд-во ППИ, 1972. — 45 с. : ил. — Прил.: с. 45 .
  • Колеватова В.С. Электрохимические процессы: учебное пособие для студентов нехимических специальностей; Пермский политехнический институт, Кафедра общей химии. — Пермь: Изд-во ППИ, 1975. — 42 с., 2,75 усл. печ. л. : ил. — Библиогр.: с.41.
  • В.К. Бастраков, В.С. Колеватова. Влияние химического состава на коррозионные свойства вторичных алюминиевых сплавов // Сборник избранных научных трудов преподавателей и сотрудников кафедры «Технология литейного производства» / Пермский государственный технический университет, Механико-технологический факультет, Кафедра «Технология литейного производства».- Пермь., 2003 .- Т. 11 (1994-2001 гг.) .- С. 177-185.
  • Сестра — Колеватова Римма Сергеевна.

Родилась 27 октября 1929 года в Свердловске.

Закончила Свердловское педагогическое училище им. А.М. Горького.

О Свердловском педагогическом училище послевоенных лет:

«В 1945-1955 годах основным каналом подготовки учительских кадров для начальных школ в Свердловске оставалось Свердловское педагогическое училище им. А.М. Горького. При этом в первые послевоенные годы количество обучающихся в педучилище значительно увеличилось. Уже в 1945/46 уч.г. новый набор составил 150 чел., а общее количество обучающихся достигло 370 будущих учителей. Как и раньше, основную часть принятых на обучение составляли выпускники сельских школ, имеющих образование в объеме семи классов средней школы – 75% всего контингента. Новым было то, что в октябре 1945г. по распоряжению Свердловского гороно на третий курс был проведен дополнительный набор выпускников девятых классов средней школы. Набор этот составил 50 человек. В 1945/46 уч.г. в педучилище было 5 первых, 4 вторых и 6 третьих классов. План приема в педучилище на 1946/47 уч.г. был расширен до 180 чел., поэтому летом 1946г. объявления о наборе были разосланы в школы города Свердловска и области, опубликованы в газете «Уральский рабочий», вошли в программу областного радиовещания. Ряд преподавателей училища были направлены в районы для проведения бесед со школьниками. В 1946/47 уч.г. в 15 классах Свердловского педучилища контингенты обучавшихся составляли уже 435 чел.

…Директором педучилища им. А.М. Горького являлся К.Н. Лиханов, который сохранял этот пост в течение всего исследуемого периода. Заведующими учебной частью были в первые послевоенные годы Б.С. Кауфман и И.А. Качанов.

…Так же, как и раньше, в 1946-47гг. основную часть поступающих в Свердловское педагогическое училище им. А.М. Горького составляли выпускники седьмых классов сельских школ (¾ поступивших). Учащиеся этих классов, особенно те, кто закончил школу 2-3 года назад, отставали по общему уровню развития, особенно слабо они были подготовлены по русскому языку и литературе. Все это обусловило низкую успеваемость учащихся в 1946-1947гг. Так, во второй четверти 1945/46 уч.г. успеваемость по педучилищу была всего 63% (главным образом за счет русского языка и литературы). За третью четверть 1946/47 уч.г. из 435 учащихся неуспевающих было 99 человек, на «четыре» и «пять» училось всего 23 учащихся. Вплоть до 1948/49 уч.г. в Свердловском педтехникуме не было ни одного отличника.

В большей мере эти факты объяснялись недостатками в работе педколлектива учебного заведения. Преподаватели, прежде всего русского языка и литературы, держали постоянно в поле зрения неуспевающих учащихся и вели индивидуальную работу с ними. Недостаточно внимания уделялось закреплению материала, что объяснялось и тем, что преподавателям этих двух предметов, которые имели нагрузку в 30 недельных часов, не хватало времени на индивидуальную работу. Поэтому в апреле 1947г. Свердловский областной комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) (ВКП(б)), рассмотрев вопрос «О работе педагогического училища», признал деятельность этого педагогического учебного заведения неудовлетворительной. Было принято решение пересмотреть час недельной нагрузки педагогов и ликвидировать совместительство. Учебной частью был составлен режим дня учащегося, который ежедневно проверялся, для отстающих были организованы дополнительные занятия, дирекцией были усилены административные меры по отношению к нарушителям дисциплины.
В результате уже летом 1947г. общая успеваемость по училищу достигла 91,8%. Это показали результаты экзаменов: учащиеся сравнительно легко справились с письменными работами, данными Министерством просвещения — большинство учеников выполнили задания значительно раньше положенного времени. Однако главной причиной недостатков в работе Свердловского педучилища в первые послевоенные годы было тяжелое материальное положение учебного заведения. Учебное здание училища по ул.Малышева, 68 размещалось в бывшем общежитии, не приспособленном для учебных занятий. На 15 классов имелось только 7 комнат, поэтому с трудом дирекции удавалось организовать обучение в две смены. В пяти различных зданиях размещались общежития учащихся, при этом большинство проживающих в общежитиях размещалось в полуподвале учебного корпуса. Осенью 1946г. городской отдел народного образования забрал для своих нужд помещение по ул.Сакко и Ванцетти, 28. В 1946-1947гг. у педтехникума не было своей столовой. Посетивший в начале 1946/47 уч.г. общежития педучилища преподаватель математики П.А. Велин так описывает бытовые условия проживающих: «В общежитиях не хватает самых элементарных вещей. Так, в одном общежитии на 22 человека имеется только четыре табуретки. Патроны электропроводки почти всюду в неисправности. Двери и печи в неисправности, и поэтому тепло в комнате не держится. В общежитиях нет топоров для рубки дров. Крысы едят продукты и книги учащихся. Уборные повсюду в неисправности. Мужской уборной нет совсем».

Выступая на собрании парторганизации педучилища 15 апреля 1947г., его директор К.Н. Лиханов так характеризовал проблемы, стоявшие перед учебным заведением: «Нынешний год был самым трудным годом, даже по сравнению с военным годами. Училище выросло вдвое по количеству учащихся, а материальная база осталась прежней. Мы надеялись к 1 сентября 1946г. получить первый этаж нашего основного здания, в течение первого полугодия дезориентировали нас обещаниями о представлении здания. Но все наши ходатайства оказались напрасными…».

Хотя после вмешательства городского комитета ВКП(б) относительный порядок был наведен: произведен ремонт в помещениях, установлены умывальники и плиты для приготовления пищи, проведено оборудование комнат мебелью, организована специальная прачечная, где учащиеся могли постирать белье, однако в результате того что общежитие лишилось общежития по ул.Сакко и Ванцетти, 28, в октябре 1947г. большое количество учащихся пришлось разместить на частных квартирах на окраинах города и в совершенно неприспособленном школьном здании.

Несмотря на значительные трудности, Свердловское педагогическое училище им. А.М. Горького к концу 1940-х гг. значительно улучшило свою деятельность. Повысилась успеваемость, которая составила в 1947/48 уч.г. 92,2%, а в 1948/49 уч.г. — 93,8%. В 1948/49 уч.г. впервые за десять лет в учебном заведении появились круглые отличники — их было 20 человек. Успеваемость учащихся при сдаче экзаменов повысилась с 89% в 1947/48 уч.г. до 94,77% в 1948/49 уч.г. 

С 1 сентября 1948г. в педагогических училищах вводилась семестровая организация учебного процесса, позволившая наиболее рационально распределить время для изучения преподаваемых учебных дисциплин, создать условия для самостоятельной работы учащихся, упорядочить количество сдаваемых ими экзаменов. В 1949г. в Свердловском педучилище не было выпускников, поскольку это среднее специальное учебное заведение перешло на четырехлетний срок обучения. В этом же году в педучилище был произведен набор на вновь открытом отделении по подготовке старших пионервожатых для школ».

/М.В. Попов, А.К. Шитов «Деятельность средних специальных учебных заведений города Свердловска по подготовке педагогических кадров в 1945-1955 гг.»/

После окончания педагогического училища Римма Сергеевна работала учителем младших классов Свердловской школы №91, позже — учителем Свердловской мужской семилетней школы №27 (ул.Комсомольская, 63).

В 1954 году закончила Свердловский педагогический институт (заочно). 

На момент трагедии работала завучем Свердловской школы №10 (ул. Добролюбова, 19а).

Параллельно занималась научно-исследовательской работой в области коррекционной педагогики. Теоретические и практические наработки Колеватовой Р.С. в этой области по сию пору остаются востребованными среди ученых-педагогов. В своей исследовательской работе Римма Сергеевна Колеватова длительное время сотрудничала с Августом Соломоновичем Белкиным (об этом уникальном человеке и педагоге здесь и здесь).

С начала 1970-х годов Римма Сергеевна, по просьбе А.С. Белкина, читала лекции по педагогике на факультете повышения квалификации Свердловского государственного педагогического института (факультет размещался в здании средней школы №65, где А.С. Белкин был директором).

В середине 1970-х Римма Сергеевна окончательно перешла на работу в Свердловский педагогический институт. Работала старшим преподавателем кафедры педагогики, возглавляемой А.С. Белкиным.

Публикации:

  • Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе / Свердл. гос. пед. ин-т; редкол.: А.С. Белкин (отв. ред.), С.Н. Комская, Р.С. Колеватова. — Свердловск: [б. и.]. Вып. 4. — 1977. — 78 с. — (Научные труды ; сб. 270).
  • Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе / Свердл. гос. пед. ин-т; редкол.: А.С. Белкин (отв. ред.), С.Н. Комская, Р.С. Колеватова. — Свердловск: [б. и.], 1978. — 67 с. — (Сборник научных трудов 299). 
  • Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе / Свердл. гос. пед. ин-т; редкол.: А.С. Белкин (отв. ред.), С.Н. Комская, Р.С. Колеватова. — Свердловск: [б. и. ]. Вып. — 1980. 
  • Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе / Свердл. гос. пед. ин-т; редкол.: А.С. Белкин (отв. ред.), С.Н. Комская, Р.С. Колеватова. — Свердловск: [б. и.]. Вып. 7. — 1981. 
  • Колеватова Р.С. Работа над словом на уроках чтения во вспомогательной школе // Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе. — Свердловск, 1974.
  • Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе / М-во прос. РСФСР. Свердл. гос. пед. ин-т. Вып.2 / Часть II. Методы обучения во вспомогательной школе / Колеватова Р.С. Урок чтения во вспомогательной школе.
  • Колеватова P.C. Формирование навыков сознательного чтения у учащихся третьего класса вспомогательной школы // Речь и мышление детей с отклонениями в развитии: Сборник научных трудов. Вып.2. Екатеринбург, 1992.

В 1981 году Римма Сергеевна Колеватова успешно защитила диссертацию по специальной педагогике на тему: «Обучение чтению в букварный период с учетом индивидуальных особенностей учащихся вспомогательной школы», получив ученую степень кандидата педагогических наук.

Помимо преподавания, писала научные статьи, входила в редколлегию институтского журнала «Коррекционная учебно-воспитательная работа во вспомогательной школе».

Римма Сергеевна Колеватова умерла 25 декабря 2009 года в Екатеринбурге. Похоронена на Михайловском кладбище неподалеку от памятника погибшим «дятловцам».

4. События жизни:

  • 1940г. — переехал из Свердловска в город Тавду, Свердловской области;
  • с 1 сентября 1941г. (???) по 1 июня 1948г. — проходил обучение в Верхне-Тавдинской школе №3;

К сожалению, уже на старте есть непонятные моменты биографии.

Из автобиографии Александра Колеватова от 15. 07.1949г.: «В 1940 году наша семья переехала в город Тавду. Здесь же я начал учиться в школе, поступив в 1942 году в 1-й класс».

Из автобиографии Александра Колеватова от 23.12.1952г.: «С 1941 по 1948 год я учился в неполной средней школе №3 гор. Верх.Тавды».

Из автобиографии Александра Колеватова от 28.09.1956г.: «В 1941 (первоначально было написано «в 1942» — авт.году поступил в Верхне-Тавдинскую семилетнюю школу…»

1. Почему «Верх.Тавда» и «Верхне-Тавдинская», а не Тавда и Тавдинская?

Ну, здесь как раз все просто, и Саша ничего не напутал. С конца 1920-х по 1960 год район назывался Верхне-Тавдинский, а сам город Тавда в документах тех лет нередко именуется, как Верхняя Тавда. К слову, и поныне местные жители называют свою Тавду Верхней. То ли по давней укоренившейся привычке, то ли чтобы не путать с поселком Нижняя Тавда Тюменской области.

2. С годом начала школьного обучения также есть вопросы. Если в автобиографии 1949 года годом начала школьного обучения значится «1942», то во всех последующих автобиографиях Саша с упорным постоянством пишет в автобиографии 1941 год (и даже правит 1942 на 1941 год), уверяя что проходил обучение в Верхне-Тавдинской школе №3 с 1941 по 1948 годы.

Элементарный арифметический подсчет, в таком случае, дает полных семь лет обучения: 1941-42; 1942-43; 1943-44; 1944-45; 1945-46; 1946-47; 1947-48 уч.гг. Но почему-то этих семи лет обучения Саши не хватило для получения неполного среднего образования (7 классов). Переехав в 1948 году в Свердловск он вновь идет учиться в 7 класс средней школы. Правда, и там с учебой не задалось: всю II четверть (ноябрь-декабрь 1948 года) он проболел, и школу не посещал. А посему, окончил семилетку далеко не блестяще: с пятью «тройками» (см. свидетельство об окончании семилетнего обучения №10 от 18 июня 1949г.). Какой отсюда вывод? Вероятно такой: возможно, Александр действительно пошел в 1 класс в 1941 году, но по слабости здоровья поучиться в нем не довелось. И в 1942 году пришлось снова идти в 1 класс. Или же хворь приключилась в каком-либо другом классе, вынудив его остаться на второй год. Как-то так…

О школе: В 1937 году в Тавде по улице К.Маркса, 13 было построено двухэтажное типовое здание, где была открыта неполная средняя школа №3. В 1946 году неполная средняя школа №3 была переименована в школу №10, а в 1951 году — в семилетнюю. С 1966 года — это уже неполная средняя (восьмилетняя) школа №10. В 1987-1988 гг. произошло слияние средней школы №2 и неполной средней №10. Ныне — это средняя школа №2 города Тавды, имеющая кадетский (для мальчиков) и мариинский (для девочек) классы. 

Первый директор школы №3 — Марк Алексеевич Литвиненко. О нем из воспоминаний: «Марк Алексеевич Литвиненко. Директор школы и преподаватель истории. Гроза бездельников, двоечников и хулиганов… Его голос во время гнева был слышен даже в столовой через дорогу от школы, где на переменах шла борьба за доступ к пирожкам с повидлом…Воплощение грозных богов, карающих без промедления. «Отец суров, но справедлив» — это про него, про Марка Алексеевича. Никакого сопливого либерализма и высосанной из пальца демократии. Все четко, по плану. Дисциплина, ответственность и знания». ссылка

  • 1948г. — переехал назад в Свердловск; 
  • с 1 сентября 1948г. по 14 июня 1949г. — учился в Свердловской мужской семилетней школе №27;

Из школьной характеристики от 8.06.49г.: «По болезни пропустил полностью вторую четверть, но благодаря настойчивости и усидчивости материал проработал и усвоил».

И еще.  Для справки и размышления:

В определенный период времени в Свердловской школе №27, где заканчивал семилетку Колеватов, работала учителем его сестра — Колеватова Римма Сергеевна. Там же учился (с сентября 1944 года — по июнь 1953 года) и другой погибший «дятловец» — Рустем Слободин. Были ли знакомы еще по школе Колеватов и Слободин, сложно сказать. Скорее всего, нет. Александр проучился в этой школе совсем недолго (фактически всего три четверти 7 класса), Рустем же в то время был учеником 6 класса и вряд ли мог представлять интерес для старшеклассника Колеватова. А вот учительницу Колеватову Рустем Слободин вполне мог знать лично.

  • 16 июля 1949г. — подал заявление на поступление в Свердловский горно-металлургический техникум имени И.И. Ползунова (директор техникума В.М. Сивков);

В протоколе допроса свидетеля Колеватовой Риммы Сергеевны (УД лист 271) читаем: «Карту эту брату дал Игнатий Фокич Рягин, заместитель начальника треста «Гипромедьруда» (если я не ошибаюсь в названии), наш знакомый. Он знал те места и беседовал с братом о предстоящем походе». Не этот ли «наш знакомый»  и сагитировал Александра Колеватова поступать именно в горно-металлургический техникум?

  • 12, 15, 18 августа 1949г. — успешно сдал вступительные экзамены в Свердловский горно-металлургический техникум им. И.И. Ползунова и был зачислен для обучения на I курс специальности МТЦМ;

Вступительные экзамены: 12 августа: Конституция СССР — «отлично»; 15 августа: русский язык и литература — «хорошо»; 18 августа: математика — «отлично». Для сравнения: оценки из Свидетельства об окончании семилетки (от 18.06.1949г.) по тем же предметам: Конституция СССР — «четыре»; русский язык и литературное чтение — «четыре»; арифметика/алгебра/геометрия — все «три». Кстати, оценка по немецкому у Саши — «отлично», что немало удивляет исследователей темы Перевала. А удивляться здесь как раз нечему: в 1941 году в Тавду для строительства гидролизного завода прибыло большое количество репрессированных советских немцев-трудармейцев ссылка. Так, что Саше определенно было у кого поучиться немецкому. Впрочем, свои познания в немецком он сам оценивал явно куда скромнее: в анкете «Личного листка по учету кадров» (п.16) написал: «Кроме родного языка никакими другими не владею». Но немецкий немецким… Куда более изумляют его математические успехи при поступлении. С беспросветной математической «тройки» — сразу на «отлично» на экзамене. Это круто…

  • 1949г. — вступил в члены профсоюза «Цветмет»;
  • ноябрь 1952г. — вступил в члены ВЛКСМ (комсомольский билет № 42652847);
  • август 1953г. — на «отлично» защитил дипломный проект: «Цех шахтных печей для медно-серной плавки производительностью 1000 т руды 1000 т брекетов в сутки»;
  • 12 августа 1953г. — окончил Свердловский горно-металлургический техникум имени И.И. Ползунова. Диплом техникума: А№175136 от 12 августа 1953 года (специальность — металлургия тяжелых цветных металлов; квалификация — техник-металлург);
  • 12 августа 1953г. — на основании приказа по техникуму №161 от 11 августа 1953 года уже как техник-металлург был откомандирован в Москву (командировочное удостоверение №327 от 11.08.1953г.);
  • 27 августа 1953г. — зачислен (приказ о зачислении в штат №96/К) старшим лаборантом лаборатории Л-5 НИИ Главгорстроя города Москвы (предприятие п/я 3394 (НИИ-9), директор — Андрей Анатольевич Бочвар);

Информация к размышлению:

Первым директором предприятия п/я 3394 (с 1945г. по 1952г.) был инженер-полковник НКВД Виктор Борисович Шевченко. Одна из сестер Саши Колеватова — Ангелина Сергеевна (проживавшая в Грозном), по мужу также Шевченко. Фамилия, конечно, далеко не редкая, но все же предположить возможность существования каких-то родственных связей вполне возможно. Закономерен вопрос: а не здесь ли кроется разгадка столь удивительного откомандирования, ну ничем не примечательного, выпускника горно-металлургического техникума Саши Колеватова (совсем не отличника, закончившего техникум с «тройками») для работы в одном из самых секретных столичных НИИ? Правда, ответ на него вырисовывается пока исключительно отрицательный: не найдено никаких документальных свидетельств подтверждающих такое родство. Да и больно уж принципиальным и даже жестко-принципиальным человеком слыл Виктор Борисович Шевченко, чтобы кого бы то ни было продвигать в карьере только из-за какого-то там родства. О В.Б. Шевченко: здесьздесь и здесь.

Куда более перспективной выглядит версия уникальности московского трудоустройства Саши Колеватова через призму связей самой старшей его сестры — Нины Сергеевны. А точнее — ее мужа Николая Анатольевича Анисимова (инженера-конструктора, будущего начальника КБ знаменитой «девятки»). Две другие сестры: Вера Сергеевна и Римма Сергеевна в 1953 году еще подобающего общественного веса не имели: первая — молодой преподаватель УПИ, только-только защитившая кандидатскую, а вторая и вовсе — юная учительница с пока еще только педучилищным образованием за плечами. Впрочем, существовал еще загадочный «наш знакомый» Игнатий Фокич Рягин, реальные возможности и связи которого пока никем не изучены (а если и изучены, то не обнародованы). Правда, кое-что прояснить еще возможно: в Екатеринбурге живет и преподает сын И.Ф. Рягина — Юрий Игнатьевич Рягин.

Как бы-то ни было, а во всей этой истории (также, как и в последующем возвращении Саши обратно в Свердловск, его успешном переводе сразу на II курс перспективного физтеха УПИ) чувствуется цепко-плотная забота старших сестер о судьбе своего младшего братика.

Теперь, что касается предприятия п/я 3394. Иные наименования института: Инспецмет НКВД (Институт специальных металлов НКВД), НИИ-9 НКВД СССР, База №1 Первого Главного управления при Совете министров СССР, НИИ Главгорстроя, п/я Р-6575, Всесоюзный научно-исследовательский институт неорганических материалов. Ныне Всероссийский НИИ неорганических материалов имени А.А. Бочвара. Один из ведущих научно-исследовательских институтов Атомного проекта СССР, решавший проблемы материаловедения и технологий ядерного топливного цикла. К 1952 году НИИ-9 практически уже сложился как отраслевой технологический и материаловедческий центр. В это время руководство атомной промышленности приняло решение о создании ядерных реакторов на быстрых нейтронах и институту поручили разработку тепловыделяющих элементов (ТВЛ) для таких реакторов. В эти же годы в НИИ-9 шла разработка ТВЛ для первой в мире атомной электростанции на тепловых нейтронах, которую строили на базе Физико-энергетического института в Обнинске.

Лаборатория Л-5, куда был зачислен Колеватов, в 1953 году являлась одной из крупнейших в институте, и ее расширение действительно нуждалось в привлечении специалистов самого разного уровня и специальностей. Так, что не удивительно, что молодой техник-металлург Колеватов был очень к месту и ко времени.

Руководство лабораторией Л-5 осуществлял профессор А.Н. Вольский (в 1959 году его сменил Ф.Г. Решетников). Л-5 внесла огромной вклад в становление и развитие металлургии радиоактивных металлов — природного урана, урана-235, плутония-239, плутония-238, нептуния, кюрия. 

Сотрудниками Л-5: Ф.Г. Решетниковым, В.С. Соколовым, Д.М. Стерлиным, Л.И. Трениным, М.А. Дунским и И.В. Будаевым была разработана технология получения металлического урана-235 путем металлотермического восстановления тетрахлорида. Затем хлоридная технология производства урана-235 была заменена более эффективной фторидной технологией. При этом сотрудники Л-5 А.К. Евсеев и С.И. Камордин под руководством А.Н. Вольского разработали метод газопламенного восстановления гексафторида непосредственно в тетрафторид урана (так называемый процесс «Сатурн»). Помимо работы в лабораториях НИИ специалисты Л-5 регулярно выезжали непосредственно на режимные заводы (№817 ПО «Маяк», №12 Электросталь и др.) для налаживания промышленного производства урана-235 и плутония. К 1992 году тематика лаборатории была полностью исчерпана, а сотрудники перенацелены на другие исследования. В 1992 году лаборатория № 5(211) прекратила свое существование.

«МГНОВЕНИЕ ИСТОРИИ: «В 1946г. в институте была создана металлургическая лаборатория №5 (211). Она разместилась на первом этаже корпуса Б — первого производственного корпуса института. Всего в лаборатории было 4 рабочих комнаты и складское помещение, где долгое время без всякого учета хранилось значительное количество тетрафторида урана. Одна из комнат была бронирована, чтобы в ней можно было проводить восстановительные плавки, характер протекания которых был неизвестен. К этому времени в лабораторию поступило весьма значительное по тому времени количество тетрафторида урана — несколько десятков килограммов. Это позволило уже в конце февраля 1946г. начать экспериментальную часть отработки металлотермического процесса.

Первые относительно небольшие плавки — до 0,5кг по тетрафториду — проходили довольно бурно: были и разрывы аппарата с выбросом продуктов реакции, и проплавление аппаратов жидким восстановленным ураном. Все эксперименты проводили в бронированной комнате, а из соседней через небольшие отверстия наблюдали за ходом процесса и «фейерверками» часто сопровождавшими плавки. Стало очевидным, что с ходу эту проблему не решить… Только после привлечения ученых удалось в конце концов отработать технологию.

При проведении одной из плавок в институте едва не произошла трагедия. Температуру реакционного аппарата повысили до заданной, а реакция все не начиналась. Руководитель группы Ф.Г. Решетников вместе с электриком А.Ф. Селезневым решили войти в комнату, чтобы убедиться в правильности подключения нагревателей. Убедившись, что все в порядке они вышли из комнаты, и едва успели закрыть металлическую дверь, как раздался громкий хлопок, сопровождавшийся выбросом продуктов плавки и пламенем. Все, что было способно гореть, — сгорело. Причиной происшедшего была, по-видимому, недостаточно тщательная прокалка тетрафторида урана.

В конце концов технология получения металлического урана из тетрафторида была «отшлифована» в заводских условиях. Эта работа проходила на заводе в Электростали, где раньше изготовлялись артиллерийские снаряды и авиабомбы.

В середине 1947г. работы по природному урану в лаборатории № 5 (211) в одночасье были прекращены. Лаборатория получила задание разработать процесс получения первого искусственного элемента — металлического плутония».

/Из книги В.С. Губарева «От сохи до ядерной дубины»/.

  • лето 1955г. — участвовал в горно-пешеходном походе I категории сложности по Кавказу (маршрут №44 «Через Рокский перевал». Начальный пункт — Орджоникидзе (ныне Владикавказ). Зачетная часть маршрута: Алагир — Цей — Зарамаг — Рокский перевал — Джава — Гори).
  • 1-28 июля 1956г. — в составе московской группы туристов совершил водно-пешеходный поход III категории сложности по Приполярному Уралу. (Начальный пункт — станция Сыня. Водная часть маршрута по реке Сыня, пешая часть с восхождением на гору Сабля и вновь водная часть: по рекам Сыня, Вангыр, Косью. Конечный пункт маршрута — станция Косью. Руководитель похода Леонид Блохинцев).

Гора Сабля. Главная вершина Саблинского хребта, высота 1497м.

  • сентябрь 1954г. — 25 октября 1956г. — проходил обучение на металлургическом факультете Всесоюзного заочного политехнического института, специальность — металлургия цветных металлов (согласно справки №554502). Отчислен из института по личной просьбе (приказ №1308/5 от 25.10.1956г.);
  • 2 сентября 1956г. — подал заявление о переводе на II-й курс очного обучения физико-технического факультета Уральского политехнического института;
  • 15 сентября 1956г. — подал заявление об увольнении из НИИ в связи с зачислением на дневное отделение Уральского политехнического института;
  • 24 сентября 1956г. — уволен с предприятия п/я 3394 (г.Москва) «в связи с уходом на учебу в ВУЗ с 24.IX.56г.» (приказ №247/К от 24.09.1956г.);

Из характеристики:

«За период работы на предприятии проявил себя хорошим и добросовестным работником, проявлял в работе инициативу и техническую подготовленность. За успешную производственную работу т. Колеватов А.С. неоднократно премировался.

Активно участвовал в общественной жизни объекта и предприятия, возглавлял стрелковую секцию предприятия, работал членом бюро первичной комсомольской организации и выполнял ряд других поручений общественных организаций».

Подписал характеристику Уралец А.К.

Закономерный вопрос: «Почему так легко был отпущен из секретного НИИ уже подготовленный специалист с прекрасной характеристикой»?

Ответ мы находим в Постановлении Совета Министров СССР от 29 мая 1948 г. №1840 «Об упорядочении распределения и использования молодых специалистов, оканчивающих высшие и средние специальные учебные заведения».

«6. Запретить руководителям предприятий и учреждений принимать молодых специалистов на работу, а руководителям учебных заведений — для продолжения образования без путевок соответствующего министерства (ведомства). Установить, что лица, допускающие прием на работу и для продолжения образования молодых специалистов без путевок соответствующих министерств (ведомств), привлекаются к уголовной ответственности.
7. Установить, что молодые специалисты, окончившие высшие и средние специальные заведения, обязаны проработать в определенных пунктах непосредственно на производстве в соответствии с назначением министерства (ведомства) не менее 3-х лет. В течение этого срока руководителям предприятий и учреждений запрещается использовать молодых специалистов в управленческом аппарате, а также производить их перемещение на работы, не связанные со специальностью, полученной в учебном заведении».

А также в Постановлении СМ СССР №1359-684сс/оп «О подготовке специалистов с высшим образованием для Главгорстроя СССР и Второго главного управления при Совете Министров СССР» от 25 апреля 1951 года. Сов. секретно (Особая папка).

«1. Утвердить на 1952-1955гг. план выпуска молодых специалистов со специальных факультетов и отделений высших учебных заведений Министерства высшего образования СССР в количестве 5260 чел., из них для Главгорстроя СССР 4360 чел. и для Второго главного управления при Совете Министров СССР — 900 чел., распределив выпуск их по годам, высшим учебным заведениям и специальностям согласно Приложению №1.

2. Установить, что ежегодный план приема на специальные факультеты и отделения высших учебных заведений, перечисленных в Приложении №1, утверждается Министерством высшего образования СССР по согласованию с Главгорстроем СССР и Вторым главным управлением при Совете Министров СССР.

3. Обязать Министерство высшего образования  СССР (т. Столетова) в частичное изменение Постановления Совета Министров СССР от 17 декабря 1948г. №4638-1815 сосредоточить подготовку специалистов для Главгорстроя СССР и Второго главного управления при Совете Министров СССР в следующих высших учебных заведениях: Уральском политехническом институте им. С.М. Кирова,…»

Согласно Приложения №1 физико-химический факультет Уральского политехнического института всего должен был за период 1952-1955гг. выпустить по специальности спецтехнология 410 человек. Из них, по направлениям: разделение изотопов тяжелых элементов — 60 чел.; металлургия радиоактивных металлов — 160 чел.; технология естественных и искусственных радиоактивных веществ — 190 чел.. Думается, что существовали планы подготовки молодых специалистов для Главгорстроя и на последующие годы (просто пока не обнародованы) не слишком отличавшиеся в цифрах от данного, атомная отрасль только набирала силу.

На момент своего увольнения Александр Колеватов два года (сентябрь 1954г. — 25 октября 1956г.) отучился на металлургическом факультете Всесоюзного заочного политехнического института и отработал положенные 3 года с хвостиком (с 27 августа 1953 года по 24 сентября 1956 года) в НИИ-9. А посему имел полное право не только на дальнейшее очное продолжение учебы, что приветствовалось на государственном уровне (даже ведомственная путевка на обучение полагалась, наверняка где-то в архивах УПИ могла сохраниться), но и на смену места работы уже по своему усмотрению. 

То, что Александр стремился получить высшее образование совершенно очевидно — его учеба на заочке тому подтверждение. Но думается, что в его жизни нашелся кто-то, кто подсказал, что можно получить высшее образование несколько изменив профиль обучения на нужный для НИИ и вернуться в институт уже в новом, куда более перспективном качестве. Ну, а почему именно Свердловский, а не столичный ВУЗ был выбран для обучения? Ответ элементарно прост. Специалистов нужного Л-5 профиля: «Металлургия радиоактивных металлов» готовили тогда только на физтехе УПИ. В Свердловске был и бонус чисто бытового плана — там жили мама и сестры с реальными связями не только в УПИ, но и по Свердловску. И не только по Свердловску… Все рассуждения о возвращении Саши из столицы только из-за любви к красотам Урала выглядят по меньшей мере наивно.

  • с 1 сентября 1956г. — зачислен студентом II курса физико-технического факультета Уральского политехнического института переводом с заочного МИФИ (приказ №483 от 1 октября 1956г.);

В структуру физико-технического факультета входила кафедра радиохимии, где в 1956 году еще преподавала сестра Александра — Вера Сергеевна Колеватова.

«Оба курса (радиохимии и радиометрии) и лабораторный практикум были добротно спланированы д.х.н. Смирновым М.В. и первые лекции прочитаны им же. Он не стал заведовать организованной им кафедрой — предпочел остаться целиком в Институте химии УФНа. В 1953-55 гг. курс радиометрии читал ст. пр. Дариенко Е.П., а курс радиохимии — ст. пр. Штольц А.К.. Характерно, что оба они, совершенно разные по характеру и возрасту (Е.П. успел повоевать в 1941-1945 гг., а Альберт Константинович лишь в 1951 г. закончил ФТФ УПИ), очень дружно и профессионально грамотно создавали кафедру, обучающую культуре работы с р.а. излучателями. С женской аккуратностью и тщательностью в лабораторном практикуме обучали работе с р.а. изотопами ассистенты Л.Б. Левашова и В.С Колеватова».

/Из воспоминаний сотрудницы кафедры РХ Лидии Николаевны Пушкиной/.

  • лето 1957г. — участвовал в пешеходно-водном походе II категории сложности по Южному Уралу (руководитель — Юрий Блинов);

Из воспоминаний Евгения Зиновьева: «Летом 1957 года, вторая, не попавшая в Саян­ский лагерь часть нашей туристской группы удачно прошла выбранный по рекомендации Игоря Дятлова пешеходный маршрут второй категории сложности по Южному Уралу. Руководителем путешествия был Юра Блинов. К нашим ребятам добавился второкурс­ник физтеха Саша Колеватов».

  • зима 1958г. — руководил лыжным походом II категории сложности по Среднему Уралу (данные из справки спортклуба УПИ).

У Евгения Зиновьева об этом походе (правда год указан другой): «В начале 1957 года провел лыжный поход по Среднему Уралу с выходом через Качканар прямо к Верхней Туре, где проживали его тетки».

  • весна 1958г. — участвовал в пешеходном походе I категории сложности по Среднему Уралу (руководитель — Николай Кузнецов).
  • лето (с 3 июня) 1958г. — руководил пешеходно-водным походом I категории сложности (Восточный Саян, река Казыр);

Запись: «Сестра Колеватова Летом 1958г  с 3/VI в Саянах в походе»

/из материалов УД, Т.2 лист50/

«Саше Колеватову удалось сформировать свою саян­скую группу исключительно из студентов физтеха. Это были ребята неординарной внешности и поведения. Летом 1958 года Саша привел эту группу на Базыбайский порог и довольно удачно провел первую пешую часть маршрута. Однако пройдя горную часть маршру­та и выйдя в верховья Казыра и построив плот, ребята начали сплавляться несколько выше запланированного места. В технически сложном пороге «Щеки» тяжелый плот перевернулся, и все пожитки и рюкзаки с про­дуктами утонули. Лишь один Сашин рюкзак оказался привязанным и уцелел. В нем сохранились деньги, па­спорт, сухой коробок спичек и один-единственный ме­шок с мукой, который и спасал их от голода. Все ребята уцелели и доплыли на том же плоту до лагеря, где им была оказана необходимая помощь».  

/Евгений Зиновьев «Какие были ребята…»/.

  • август — начало сентября 1958г. — находился в Перми (то ли помогал в переезде матери к сестре Вере, то ли ездил уже к ним в гости, точной информации нет).

Из УД, Т.2 лист50: «Сестра Колеватова в VIII, начале сентября в г.Пермь с месяц, жил в Перми». 

  • 1 сентября — 11 октября 1958г. — проходил производственную практику на Березниковском азотно-туковом комбинате. Руководитель производственной практики: старший преподаватель Паригорий Евстафьевич Суетин;

Березниковский азотно-туковый комбинат был задействован в Атомном проекте СССР: с 1946 года производил тяжелую воду (гидроксилин, продукт ВТ, продукт 180, диаксан), а с начала 50-х — металлический натрий.

  • 31 декабря 1958г. — 1 января 1959 г. — встречал Новый Год в походе выходного дня на реке Чусовая, близ ст.Бойцы (руководитель Игорь Дятлов) ;
  • 23 января 1959г. — вышел в поход по Северному Уралу;
  • 1 февраля 1959г. — официальная дата смерти Александра Колеватова в районе горы Холат-Сяхыл.

3,810 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

FacebookTwitterVKOdnoklassniki