Кроки войны лейтенанта Тибо-Бриньоля (ч.II)

В ночь с 1 на 2 августа 1942 года части 100-й стрелковой дивизии распоряжением Штарма-40 №014/ОГ были отведены с Шиловского плацдарма в район населенного пункта Песчанка. На западном берегу реки Воронеж, в ожидании замены подразделениями 206 стрелковой дивизии, остались лишь бойцы 7-й и 8-й стрелковых рот 3 стрелкового батальона 472 сп, закрепившиеся на юго-восточной опушке рощи, западнее рощи «Топор». 

Записка: «шифром  Начальнику штаба 40А Доношу. 206 сд не выполнила приказа. В ночь на 3.8.42 сменен только один батальон 472 сп, полк задачи выполнить не может. Прошу указаний. НШ 100 сд Корсун В.М».

Из Журнала БД 100 сд: «472 — с наступлением темноты и до 2.00 4.8.42г. два батальона после смены 206 сд переправились на вост берег р.Воронеж и к 5.00 сосредоточились лес Севернее Масловка. Во время переправы противник вел редкий пулеметный огонь».

Командармом-40 100-й стрелковой дивизии была поставлена задача: создать прочную оборону на новом участке фронта, не допустив прорыва противника на восточный берег реки Воронеж; одновременно с ведением оборонительных действий обучать войска и готовить наступление в направлении южной окраины города Воронеж.

«Выполняя задачу полки заняли следующие положения:

460 сп — с батареей ПТД, пульротой пульбата, взводом сапер сапбата занял район обороны: Песчанка, роща «ТОПОР», «6», на жел. дор. АЛЕКСЕЕВКА, имея отсечную позицию фронтом на юго-запад по линии оврага идущего от НИКОЛЬСКОЕ до АЛЕКСЕЕВКА, создать опорный пункт АЛЕКСЕЕВКА, ПЕСЧАНКА.

454 сп — с батареей ПТД, пульротой пульбата, взводом сапер занял район обороны /иск/ роща «ТОПОР» северо-западная опушка леса, что 2,5 км. севернее ТАВРОВО, /иск./ ст. МАСЛОВКА, «Ч» на ж.ж. /3 км. южнее АЛЕКСЕЕВКА/ с задачей создать отсечную позицию на левом фланге, фронтом на юг от изгиба р.ВОРОНЕЖ, создав ПТР в лесу, что сев.зап. МАСЛОВКА, особое внимание уделив удержанию района леса на левом фланге.

472 сп — со взводом сапер во втором эшелоне — лес севернее МАСЛОВКА».

/Из «Характеристики боевых действий 100 стрелковой дивизии» (Сов.секретно вх.№0208/14.I.43)/.

Сменили свои позиции и артиллеристы 1031-го артиллерийского полка. Распоряжением начальника артиллерии 100-й стрелковой дивизии полк занял боевые порядки на восточном берегу реки юго-восточнее Воронежа. 

Из боевого приказа Штадива 100 №07 (Никольское, 5.8.42 года 3.00):

«7. АРТИЛЛЕРИЯ. Готовность 20.00 4.8.42г. 

Открытие огня распоряжением НАД.

З А Д А Ч И: 

а) Воспретить переправы через р.ВОРОНЕЖ.

б) Не допустить выхода противника к р.ВОРОНЕЖ со стороны ЧИЖОВКА и леса Зап. ПЕСЧАНКА, у леса 2 км сев. ТАВРОВО.

в) Воспретить накапливание противника в ЧИЖОВКА, в населенном пункте зап. ЧИЖОВКА и в лесу на зап. берегу зап. рощи «ТОПОР».

г) подготовить отражение танковых атак со стороны ЧИЖОВКА, ПЕСЧАНКА, ТАВРОВО, МАСЛОВКА.

д) Поддержать контратаки 472 СП в направлении ПЕСЧАНКА, ЧИЖОВКА и в стык между полками — группой ПП-460 СП; в направлении ТАВРОВО группой ПП-454 СП.

е) Поддержать Б.О не менее одним дивизионом.

ж) не допустить подхода резервов противника из леса юго-зап. ВОРОНЕЖ и подхода их к большаку с юга.

з) подготовить огонь на стыках между 460 СП и 6 СД в направлении ДАМБА; и 454 СП и 206 СД в изгиб реки сев. ТАВРОВО 1 км.

и) В случае прорыва противника воспрепятствовать его продвижение на рубежах:

1) ПЕСЧАНКА, роща «ТОПОР», ручей; 2) по линии железн. дороги».

Фрагмент схемы огней артиллерии 100-й сд и ПТО на 6.00 5.8.42 г. (калька с карты 1:50000).

Благодаря этой сохранившейся схеме, а также другим, найденным в архивах, документам того периода, мы имеем возможность в деталях ознакомиться с построением обороны 100-й стрелковой дивизии на начало августа 1942 года. 

Надо отдать должное комдиву Перхоровичу и его подчиненным: оборона восточного берега реки Воронеж была выстроена надежно и грамотно, в соответствии с требованиями Боевых уставов пехоты и артиллерии Красной Армии, с учетом особенностей рельефа местности и городской застройки. На тактически выгодных для наших войск участках местности были созданы батальонные районы обороны с опорными пунктами: Песчанка и Алексеевка, способные обеспечить ведение фланкирующего и перекрестного огня из всех видов оружия. Помимо стандартно-обязательных работ, связанных с инженерным оборудованием позиций (расчистка секторов обстрела, отрывка окопов и траншей полного профиля, устроение перекрытых щелей и укрытий и прочее), решением командира дивизии, в опорных пунктах было приказано оборудовать ДЗОТы (ДЗОТ — дерево-земляная огневая точка) и СОТы (СОТ — скрывающаяся огневая точка). В глубине полковых оборонительных участков были подготовлены отсечные позиции (460 сп — по линии оврага идущего от Никольского до Алексеевки; 454 сп — на левом фланге у изгиба реки Воронеж; 472 сп — по ручью северо-западнее станции Масловка), позволяющие, в случае вклинения противника в глубину обороны, поймать его в огневой мешок. Были надежно прикрыты, хорошо наблюдались и простреливались все узкие места поймы реки, броды, дамба и останки Вогрэсовского моста. Речная долина в районе вероятных мест переправы противника была заминирована (65% всех имеющихся в дивизии мин были установлены на участке обороны 454 сп). Заранее были подготовлены данные для стрельбы артиллерии по предполагаемым районам сосредоточения, маршрутам подтягивания резервов, участкам возможных переправ и вероятных направлений атак немцев. Загодя предусмотрены, рассчитаны и, судя по всему, еще и пристреляны рубежи заградительного артиллерийского огня высокой плотности (НЗО), как в глубине обороны противника, так и в оборонительных порядках своих войск.

Особое внимание было уделено противотанковой обороне. Как хорошо видно на схеме, ПТО была организована на всю глубину оборонительных участков полков, а наиболее танкоопасные направления были прикрыты максимально возможным количеством имеющихся противотанковых средств. Вся полковая и противотанковая артиллерия стрелковых полков, как и положено, была выдвинута на прямую наводку непосредственно в боевые порядки стрелковых рот. Правда, собственной артиллерии, способной эффективно бороться с танками немцев в стрелковых полках РККА было маловато. Согласно штата в каждом стрелковом полку 100-й сд имелось всего шесть 45-мм противотанковых орудий и одна на полк четырехорудийная батарея 76-мм полковых пушек образца 1927года.

Если верить табличным данным, то 45-мм противотанковая пушка образца 1937 года (53-К) должна была пробивать броню любого из немецких танков, имеющихся на вооружении Вермахта в 1941-42 годах. Так, на дальности в 500 метров (при встрече под прямым углом) бронебойный снаряд ПТП должен был насквозь прошивать танковую броню толщиной в 43 мм; а с расстояния в 1 км — 32 мм. Но на практике, а с июня 1941 года этой самой практики было хоть отбавляй, выяснилось, что одолеть даже 30 мм стальной хромоникелевой катаной брони, того же фашистского Т-III, у «сорокопятки» получалось только с дистанции в 150-300 метров. Особенно туго стало в 1942 году, когда немецкие танки обзавелись броней в 50-60 мм. Виной всему было низкое качество бронебойного снаряда, его малый калибр и недостаточная начальная скорость. Советские конструкторы серьезно работали над этой проблемой, в итоге создав 45-мм ПТП М-42 образца 1942 года. «Срисовали» у немцев и подкалиберный снаряд с вольфрамовым сердечником, позволивший скромной по калибру «сорокопятке» пробивать броню танков толщиной до 88 мм. Но все это — позже, в 1943, а в августе 1942 года противотанкистов выручала лишь стальная выдержка, да солдатская смекалка, вкупе с меткими глазами наводчиков и слаженной работой расчета, с умелой маскировкой и часто-быстрой сменой огневой позиции, благо масса орудия позволяла легко перемещать его «на руках». Тактическое обозначение «сорокопятки» на схеме: 

Если же говорить о 76-мм полковой пушке образца 1927 года (эту немолодую уже пушку бойцы промеж себя называли «полковушкой», «полканом», «курносой», а также «бобиком», последнее имечко уж не знаю, за какие-такие заслуги…), то она с самого начала была не слишком пригодна для борьбы с танками: тяжела (в боевом положении — 920 кг) и не особо поворотлива (перемещение орудия с б/к во время боя редко происходило без обязательной помощи пехоты, силами самого расчета), с малым сектором горизонтального наведения (всего 4,5º / по другим источникам: 6º) и невысокой скорострельностью: 10-12 выстрелов в минуту. Разве, что калибр у нее был подходящий. Но толку с того было мало: «полковушка» имела очень короткий ствол и уменьшенный пороховой заряд, из-за чего обладала низкой начальной скоростью снаряда (387 м/с) и, соответственно, слабой бронепробиваемостью. Даже при удачном попадании, когда угол соприкосновения снаряда с броней был близок к 90º, с расстояния в 100 метров это орудие не способно было пробить панцирь танка толщиной более чем 34 мм. А до такой «пистолетной» дистанции расчету надо было еще как-то дожить… Да, и собственно бронебойный боеприпас (калиберный бронебойный снаряд) в боекомплекте пушки появился далеко не сразу, и был в некотором смысле дефицитом, преодолеть который удалось лишь к концу 1942 года. Оттого использовать «полковушку», как полноценное противотанковое орудие до появления в ее боекомплекте бронепрожирающего (кумулятивного) снаряда (а это опять-таки — 1943 год), не имело смысла: колотушка для тараканов — не более… В 1942 году уделом устаревшей «курносой» пушки была борьба с не слишком укрепленными огневыми точками, с пехотой и кавалерией противника. И, по-возможности, с легкими танками и слабо бронированной боевой техникой. Для таких целей в ее арсенале имелся неплохой ассортимент боеприпасов: фугасные гранаты старого образца, более современные осколочно-фугасные гранаты, а также снаряды, начиненные шрапнелью и снабженные дистанционной трубкой. На схеме полковая пушка показана таким значком: 

Впрочем, для борьбы с бронетехникой в 100-й стрелковой дивизии согласно штата еще имелось 279 противотанковых ружей (15 из которых уже были безвозвратно потеряны на Шиловском плацдарме). Конечно, против серьезно бронированных танков — это не бог весть какое богатство…  Но, дошедшие до Волги и Дона гитлеровцы, успели составить свое собственное мнение о ценности ПТР:

Генерал-лейтенант Эрих Шнейдер (Erich Schneider): «Русские имели на вооружении противотанковое ружье калибра 14,5 мм с начальной скоростью полета пули 1000 м/сек, которое доставляло много хлопот немецким танкам и появившимся позднее легким бронетранспортерам».

Генерал-майор танковых войск Фридрих Вильгельм фон Меллентин (Friedrich Wilhelm von Mellenthin): «Казалось, что каждый пехотинец имеет противотанковое ружье или противотанковую пушку. Русские очень умело располагают эти средства, и, кажется, нет такого места, где бы их не было».

Безусловно, малая дистанция эффективного применения ПТР (150-200 метров) не давала расчету права на ошибку. Бронебойщики мрачно шутили: «Удочка длинная, жизнь короткая». Но, на безрыбье, как говориться… Впрочем, противотанковые ружья 100-й стрелковой еще скажут свое весомое слово в боях на Чижовском плацдарме. В условиях городской застройки они станут весьма эффективным средством борьбы не только с танками, бронетранспортерами и автомашинами, но и с броневыми листами амбразур вражеских ДЗОТов и ДОТов. А в особо умелых руках, ПТР прекрасно проявят себя в качестве крупнокалиберных снайперских винтовок дальнего боя, способных достать любого врага.

Но вернемся к схеме. Зная противотанковые слабости своих стрелковых полков, комдив-100 выделил им на усиление из своих закромов: батарею 76-мм дивизионных пушек 1031 ап, и аж две батареи 45-мм противотанковых пушек 408-го оиптд (напомню: в истребительно-противотанковом дивизионе имелось 3 четырехорудийные батареи — всего 12 «сорокопяток»; и одна рота ПТР — 36 противотанковых ружей). За счет этого были надежно прикрыты: танкоопасное направление на стыке с 206-й сд (сосед слева) и выход на восточный берег с разрушенного Вогрэсовского моста (на стыке с соседом справа — 6-й сд). Также был заблаговременно подготовлен противотанковый рубеж вдоль линии железной дороги в тылу 460 сп (от пересечения большака с железной дорогой до станции Масловка). Полковник Перхорович был, безусловно, опытен и прекрасно знал какую опасность представляют танковые клинья немцев, случись им прорваться за реку на простор донских степей, и явно не хотел повторения горького опыта ноября 1941 года, когда он будучи еще комполка в течении 20 дней выводил свой 630-й стрелковый полк из окружения. А потому: 454 стрелковому полку была передана 1-я батарея 408-го оиптд, а в боевых порядках 460 сп разместились противотанкисты 2-й птб. 3-ю батарею дивизиона комдив оставил при себе в качестве противотанкового резерва, поручив ей до поры оборону штаба дивизии.

На схему нанесены огневые позиции (ОП) всех восьми батарей 1031 артиллерийского полка: четыре 76-мм пушки 1-й батареи 1-го артиллерийского дивизиона выдвинуты для стрельбы прямой наводкой на западную окраину Песчанки, в передовые порядки 460 стрелкового полка (орудия были перемещены туда 4 августа 1942 года), остальные батареи полка — на закрытых огневых позициях (ЗОП) в глубине обороны. Надо сказать, что найти позиции для артиллерии, закрытые от глаз вовсю господствующего по высоте противника, было непростой задачей. 

Из Доклада о боевой деятельности артиллерии 100-й сд в операции по овладению южной окраиной г.Воронеж: «Занимаемая противником местность давала ему огромные преимущества для использования всех огневых средств, она намного превышает местность занятую нашими частями, с нее просматриваются наши боевые порядки, в некоторых местах до 15 километров.

…При условии хорошего обзора для противника занимаемой нашими войсками местности, имелись трудности в выборе ОП для артиллерии. Поэтому основным районом ОП дивизионной артиллерии был лес, что северо-западнее с.Никольское и части артиллерии в районе д.Алексеевки. В данных районах противник не мог просматривать боевых порядков нашей артиллерии. Отсутствие удобных районов ОП, более близких к переднему краю увеличивало линии связи — базы и уменьшало возможную глубину обстрела боевых порядков противника. Находясь в таких невыгодных условиях артиллерия дивизии  выполняла, поставленные перед нею задачи частично меняя боевые порядки, при этом от огня артиллерии противника понесла незначительные потери». 

Огневая позиция 5 батареи, где служил «вторым сошником» лейтенант Тибо-Бриньоль, как видим, находилась западнее деревни Никольское и несколько на отшибе от остальных батарей 2-го дивизиона (примерно в одном километре юго-западнее), фактически в голой степи. Анализируя это положение огневой позиции 5 батареи по картам РККА тех лет, приходишь к выводу, что такая ее дислокация обусловлена не столько тактической необходимостью рассредоточения артиллерии дивизиона, а элементарным отсутствием места для ее ОП в роще севернее и северо-западнее населенного пункта Никольское, растущей на обратных от противника скатах высотки и уже основательно занятой 4-й и 6-й батареями дивизиона. Ну, в самом деле, не 4-ю же (подручную) или 6-ю гаубичную (бесценную по всем параметрам) батареи выгонять в чисто поле… Впрочем, как бы там ни было, а место для ОП-5 выбрано со знанием дела. Именно в этой точке батарейная позиция была не видна для немецких наблюдателей, находившихся на западном берегу реки Воронеж, в том числе на высоте 161,9 (на некоторых картах она же — высота 171). Прямую видимость противнику перекрывал расположенный за деревней Песчанка вытянутый с севера на юг холм с отметкой 114,3, который в то же время не мешал самой 5-й батарее вести огонь на малом угле возвышения по любой из целей, находящихся в Воронеже, не южнее Чижовки. Дальности стрельбы пушки ЗИС-3 (max — 13290 м) также с избытком хватало чтобы достать в городе любую цель, доступную для корректировки. Из плюсов: ОП рядом с хорошей (с покрытием) дорогой (отрезок Никольское-Придача), также скрытой за высотой 114.3 и позволявшей без особых «игр в прятки», в случае надобности, сообщаться со штабом полка (завод, кв.1818) и штабом дивизии (деревня Никольское), а также в любую распутицу без проблем осуществлять подвоз на батарею необходимых грузов. Главный минус — отсутствие в районе огневой позиции хоть какого-то леса/сада/рощи/редколесья или кустарника, способного не только обеспечить батарею необходимым строительным материалом и топливом, но и, что куда важнее, скрыть позиции орудий от всевидящего ока германского самолета-разведчика. По крайней мере, на карте такая растительность не обозначена… Оставалось одно — зарываться, как можно глубже в землю, и тщательно маскировать позицию. Что и было сделано в масштабе артиллерии всей 40-й армии. 

НП батарей/дивизионов на схеме не показаны, но рубеж, который они занимали, известен из других документов. Насколько удобен был этот рубеж для наблюдения за противником и засечки целей, можно узнать из того же доклада штаба артиллерии 100-й сд:

«В отношении НП преимущества были также на стороне противника. НП артиллерии были в основном расположены на рубеже Электростанция — д.Песчанка. Обзор с этих НП ограничивался равниной по которой течет р.Воронеж и восточными скатами высоты спускающейся к р.Воронеж на западном ее берегу. Хорошо просматривалась дамба, переходящая дальше в улицу, слобода Чижовка и далее на юг лес растущий на скатах высоты, идущий по западному берегу р.Воронеж».

Дислокация штаба 1031 артполка на схеме также не обозначена, но известна: завод в квадрате 1818. Прямоугольник с ответвлением железной дороги в квадрате 1818 — это и есть тот самый искомый завод, занятый штабом 1031 ап. В дальнейшем, в ходе битвы за Воронеж, этот завод еще не раз будут занимать штабы и командные пункты командиров разных рангов, а в оперативных документах он будет уже именоваться, как: «Ново-строящий завод», «Новостроющийся завод» или «Вновьстроящийся завод».

Что изрядно удивляет, так это то, что на оперативных картах и схемах, а также практически во всех документах секретного характера, касающихся дислокации войск, напрочь отсутствует даже простейшее кодирование указываемых координат. Квадраты расположения войск, штабов и объектов повсеместно указаны открытым текстом, и четко по координатной сетке — «просто праздник какой-то» (с) для разведки противника. Впрочем, нам нынешним — это только на руку…

Ну, и для полноты картины, по итогам июльских боев…

Из Доклада о боевой деятельности артиллерии 40 армии за период с 28.6.42г. по 28.7.1942 года:

«III. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АРТИЛЛЕРИИ.

… в/. Работа и подготовленность штабов.

С подчинением 40 армии 141 сд, 206 сд, 100 сд, 8 истр.бр. и 16 стр.бр., вновь сформированных — штабы, как орган управления артиллерийского начальника, не соответствуют своему назначению. Командный состав штаба не подготовленный и своих функциональных обязанностей не выполняет, т.к. в полной мере своих задач не понимает. Требуется коренная перестройка всей работы, как штабов арт.полков, так и штабов НАД.

  г/. Командный состав артиллерии армии по своей подготовленности вполне соответствует занимаемым должностям, но имеется ряд недоработок, особенно среди командного состава артиллерийских частей вновь сформированных и прибывших в состав 40 армии.

Топографическая культура среди командиров артиллеристов совершенно не привита. Топографией не интересуются, а отсюда полное не знание способов стрельбы по измеренным отклонениям. О полной подготовке имеют крайне смутные понятия, а отсюда огонь ведется исключительно по наблюдению знаков разрывов, что явно увеличивает расход снарядов, при малой эффективности огня.

Большинство командиров, особенно в звене командир батареи — являются молодыми и боевой практики не имеют, что также сказывается на работе артиллерии.

Командиры батарей истребительных арт.полков, истреб.бригад умеют вести огонь только прямой наводкой, а с ведением огня с закрытых ОП совершенно не знакомы и не имеют понятия о различных способах подготовки даже сокращенной по буссолии /например: из всех командиров батарей 8-й и 16 истреб.бр., умеют вести огонь с закрытых ОП только два человека/. В боевой практике истр. а-и (сокр. артиллерии — прим. авт.) приходится вести огонь не только с открытых ОП, но и с закрытых, смотря по обстановке, а по этому необходимо в первую очередь командирам батарей привить арт.культуру в различных способах ведения огня, даже и в полках истребительных бригад.

  д/. Огневая производительность и эффективность огня артиллерии.

Благодаря плохо организованной и не систематической разведке противника, и затруднительного наблюдения в лесах всех его огневых средств — эффективность огня стоит не на должной высоте, лишь только потому, что применяется способ ведения огня по площадям, что ведет к излишнему расходу боеприпасов по цели и уничтожение огневых точек пр-ка, не достигается. 

Благодаря тому, что стрельба ведется исключительно по наблюдению знаков разрывов, при полном отказе от других способов стрельбы /кроме 1109 пап, 602 пап, 595 пап РГК/ эффективность огня также резко понизилась.

Например: 348 ап 141 сд вел огонь по батарее пр-ка, израсходовав 200 снарядов, результатов по уничтожению батареи пр-ка не добился.

561 ап 206 сд при наступлении дивизии поддерживая действия пехоты, израсходовав 76 мм — 653, 122 мм — 277 сн., а что подавил? что уничтожил показать не может, т.к. огонь велся в большинстве случаев по площади, не видя конкретных целей.

  е/. Инженерное оборудование боевых порядков артиллерии.

На вопрос инженерного оборудования боевого порядка артиллерии, было обращено самое серьезное внимание, а поэтому штаб артиллерии армии этот вопрос поставил первоочередным. Командиры штаба, путем выезда на местность детально проверяли инженерное оборудование вплоть до каждой батареи, включительно.

Все батареи имели окопы полной профили, с полным инженерным оборудованием.

Также были выбраны запасные ОП и НП, которые также имели инженерное оборудование. На рубеже р.Воронеж и р.Дон инженерное оборудование также начинает прививаться среди артиллерийских частей , но в полной мере этот вопрос еще не вошел повседневную жизнь артиллеристов.

«Батарея, занимая ОП, должна одновременно с подготовкой к открытию огня приступить к маскировке и инженерному оборудованию, используя каждую минуту для усовершенствования укрытий.
Хорошая маскировка и инженерное оборудование затрудняют отыскание батареи и резко уменьшают действительность артиллерийского, авиационного и танкового огня противника и придают живучесть батарее в бою.
Оставление (перемена) хорошо оборудованной в инженерном отношении ОП, по которой противник ведет огонь, может повлечь потери, вплоть до уничтожения батареи в движении, в то время как при нахождении на ОП огонь противника может только затруднить работу, но не прекратить ее».

/Боевой устав артиллерии (БУА-II-37), п.62/.

Думаю, что далеко не все читатели, а особенно читательницы, способны представить себе реальный объем земляных работ, который необходимо было выполнить артиллеристам огневых взводов, к примеру, той же 5-й батареи лейтенанта Тибо-Бриньоля при каждой смене огневой позиции. Используя сохранившееся с военных лет нормы обеспечения, наставления и справочники по военно-инженерному делу РККА, мы вполне можем этот объем подсчитать.

Схема заимствована из краткого справочника для начальствующего состава «Укрепление местности», 1941 года издания. Автор: майор С. Гербановский.

Расчет сил и средств:

Сначала люди. В двух огневых взводах 76-мм дивизионных пушек ЗИС-3 на конной тяге по штату (без офицеров, поверьте, им было чем заняться) насчитывалось: номеров расчета 76-мм пушек — 24 человека, артиллерийский мастер — 1, ездовых и повозочных — 20 человек. Итого: 45 солдат и сержантов.

Теперь, что касается инструмента. Выписка из норм обеспечения шанцевым инструментом частей Красной Армии:

«1. Лопата малая выдается:

а). всему строевому составу (от командира взвода) строевых и основных подразделений, имеющих по штату винтовку, за исключением шоферов, экипажей боевых машин, артрасчетов, связистов, сапер.

б). артиллерийским расчетам и связистам выдается в количестве 50% от личного состава.

2. Топор военный в чехле выдается один на каждое отделение, имеющее на вооружении  лопату малую, взамен малой лопаты.

3. Кирко-мотыга тяжелая выдается по 1 на миномет, пушку, орудие.

4. Лом обыкновенный выдается:

а). по 1/4 лома на грузовой автомобиль, миномет, 37-мм и 45-мм пушку.

б). по 1 лому на трактор, 76-мм пушку, орудие.

5. Лопата саперная (копальная) выдается:

а). по одной на каждую единицу транспорта, в том числе на легковую и грузовую машину, на трактор, и на зарядный ящик взвода боепитания.

б). по 3 лопаты на миномет, 37-мм и 45-мм пушку и автомашину с зенитной установкой.

в). по 6 лопат на 76-мм пушку и на орудие.

6. Топор плотничный выдается:

а). по 1/4 топора на повозку подразделения обслуживания и хоздвуколку.

б) по 1 топору на остальной транспорт /в том числе и на автомобильный/, на миномет пушку и орудие.

7. Пила поперечная обыкновенная выдается:

а). по 1/4 пилы на грузовой автомобиль, трактор, миномет, 37-мм и 45-мм пушку.

б). по 1 на 76-мм пушку и орудие».

Таким образом, в двух огневых взводах пушечной батареи должно было быть: лопат малых — 33 шт., лопат саперных (копальных) — 32 шт., кирко-мотыг тяжелых — 4 шт., ломов — 4 шт., топоров плотничьих — 12 шт., пил поперечных — 4 шт.. Сколько шанцевого инструмента было на огневой позиции 5-й батареи в действительности, сказать сложно. Реальное состояние дел в подразделениях РККА порой могло разительно отличаться от прописанных на бумаге штатных норм, всегда в немалой степени завися не только от общей обеспеченности войск, но и от хозяйственности и расторопности, как старшины роты (батареи), так и самих бойцов.

Далее. Заняв огневую позицию, в первую очередь артиллеристы оборудовали:

1. Окопы для четырех 76-мм дивизионной пушек ЗИС-3. Сюда входит: площадка для орудия, укрытие для расчета, ровик с нишами (обычно двумя) для боеприпасов, аппарель и бруствер, который для маскировки еще обкладывали (да, и сейчас обкладывают) срезанным до того дерном. Объем вынутого грунта такого окопа, при полноценно заглубленном орудии, составляет около 40 кубометров. Окоп для орудия всегда (и тогда и сейчас) роется, дернуется и маскируется самим орудийным расчетом, как правило, за одну ночь. Даже если она по-августовски коротка. Соответственно: четыре орудийных окопа — это 160 куб.м. В среднем на каждого из орудийных номеров — по 6-7 кубиков воронежской землицы (уж, не знаю насколько она тяжела).

2. От четырех до шести щелей полного профиля (глубина 1,5 м + бруствер 40-50 см) для ездовых и повозочных (всего 20 человек), старшего орудийного мастера и 2-х офицеров. Емкость щели наставлениями не регламентируется, но во всех случаях длина ее не может быть менее 3 метров.  Нормальная же по размеру щель достигает 5-6 м длины (на 4-5 человек), а это никак не меньше 10-11 кубометров грунта (18-19 чел/час). Итого еще: от 40 до 66 кубиков земли. При наличии заранее заготовленного материала (жердей, досок, гвоздей, проволоки и прочего) щели, как правило, сразу же делают с перекрытиями для обеспечения защиты от осколков снарядов, мин и авиабомб. Если же материала нет, то накрывают их позже, уже в процессе дальнейшего дооборудования. 

3. Один полнопрофильный пулеметный окоп. Ну, тут стандартно — 2,3 куб.м. Если копать большой саперной лопатой, то это — 2,5 чел./час, если малой саперной лопаткой, то — 5,7 чел./час.

Во вторую очередь оборудовали:

1. Минимально пять землянок-убежищ (блиндажей), каждая от 20 до 40 кубов земли, а то и больше. Это еще где-то 100-200 кубиков грунта, да + бревна, жерди или доски для перекрытий, обваловка, дернование и прочее…

Из наставления 1942 года «Фортификация пехоты»:

«Отделение при наличии инструмента и лесного материал на месте построит и оборудует землянку за 3 дня. На постройку землянки требуется: бревен 20-22-см — 600 пог. м, жердей 6-8-см — 450 пог. м, досок 2-см — 45 пог. м, проволоки колючей (или гладкой) — 1/3 мотка, гвоздей 75-мм — 50 штук и печь железная или чугунная с трубами. В дальнейшем покрытие землянки может быть усилено еще 2-3 рядами бревен и землей, что даст находящимся в землянке защиту от снарядов более крупного калибра».

2. Артиллерийские погребки на каждую пушку (в 10-20 м позади орудия) для хранения боезапаса.  Порядка 26 куб.м. на каждый погребок. Всего для четырех орудий батареи — 104 куб.м.

3. Укрытия для лошадей и транспорта. Как правило, для этой цели использовали находящиеся вблизи от ОП складки местности: овраги, лощины, карьеры, низины и прочее. Также транспорт и лошадей укрывали  в кустарнике, лесу, на обратных от противника скатах высот и так далее. Ну, а уж если ничего такого поблизости не было, то приходилось браться за лопаты. Тут уж реальные объемы работ оценить проблематично… Табун-то на огневой позиции вполне приличный имелся: 6 верховых и 40 артиллерийских лошадей.

4. Перекрытие щелей и укрытий (если еще не были перекрыты).

5. Ходы сообщения, соединяющие все вышеуказанные элементы в единую систему: начиная от более важных и заканчивая менее значимыми, постепенно доводя глубину этих траншей до полного профиля.

Вот приблизительно такой объем работ. Сколько всего кубиков грунта в итоге приходилось на каждого бойца, я думаю, дотошный читатель теперь способен посчитать сам. И даже примерить на себя и свои силы.

И, как известно, нет предела совершенству. В дальнейшем инженерное оборудование ОП всячески улучшали, дополняли нужными и ненужными элементами (а у вышестоящего начальства всегда в запасе имеется масса «крайне необходимых» придумок), увеличивали накаты блиндажей и укрытий. При слабом грунте, способном осыпаться, тем самым хороня результаты труда, окопы и хода сообщения укрепляли жердями, прутьями, досками и прочими подручными материалами. Впрочем, укрепление стенок траншей и окопов, также, как и восстановление их после обрушений, у бойцов и младших командиров РККА особой популярностью не пользовалось и производилось довольно редко, чаще из-под палки (в сохранившихся документах 100-й сд есть немало тому примеров). Стабильно этим занимались только немцы, которые не только укрепляли стенки своих окопов и ходов сообщения от обвалов, но и делали водосборные колодцы, канавки для отвода воды из траншей, а также сооружали настилы, чтобы не чавкать сапогами по лужам и грязи в распутицу, а уж тем более не ползать по ним на брюхе.

Ну, а для тех, кто еще не устал и не свалился от бессилия (помимо и параллельно с инженерными работами на ОП шла обычная артиллерийская боевая работа; осуществлялась: разгрузка-сортировка-подготовка к стрельбе боеприпасов, чистка-смазка-мелкий ремонт орудий, уход за лошадьми и транспортом, охрана ОП и еще много чего важного и необходимого…), существовал дополнительный бонус — аналогичное оборудование запасной огневой позиции. 

Если же батарею выдвигали на прямую наводку, то дело обстояло приблизительно так, как это описано в сборнике воспоминаний ветеранов А.В. Драбкина «Я дрался с Панцерваффе»:

«Мы рыли орудийный окоп глубиной сантиметров пятьдесят и диаметром метров пять. По краю насыпали бруствер. Под сошники вкапывали брусья или небольшие бревна так, чтобы они могли в них упираться. В противном случае орудие будет откатываться, даже если сошники вкопаны. Для снарядов отрывался погреб метрах в двадцати, и к нему рыли траншею. Слева и справа от орудия отрывались ячейки. В левой ячейке устанавливали трофейный пулемет, а в правой сидели часовой и наблюдатель. Выбрасывали нас на огневую обычно под вечер, и за ночь мы успевали все это отрыть и замаскировать. Работали все, невзирая на чины и регалии».

К этому можно добавить, что чем больше у расчета орудия было припасено всяких «домашних заготовок» (заблаговременно подготовленных укрытий и запасных позиций), тем дольше он мог просуществовать в условиях боя…

Правильно написал кто-то из ветеранов ВОВ (жаль, уж не помню кто): «Война — это, прежде всего, тяжкий, каждодневный труд».

ВЫВОД

… 3. В прошедших частных операциях вновь прибывшая артиллерия показала, что решать задачи она может, но командный состав не имеет достаточной подготовки к ведению артиллерийского огня, и нуждается в значительной своей степени в переподготовке. Особенно резко отличается подготовка артиллеристов истребительных бригад умеющих стрелять только прямой наводкой и поэтому привлечение артиллерии этих бригад не всегда возможно.

  4. Пехотные командиры не умеют ставить задач артиллерии и требуют у артиллеристов стрельбы по площадям, что значительно снижает эффективность арт.огня. Очень часты случаи когда командиры стрелковых полков от ДА (дивизионной артиллерии — авт.) уничтожения пулеметов или отдельных минометов и совершенно забывают о использовании артиллерии полковой и ПТО.

  5. Все еще недостаточно в наступлении используются минометы всех калибров особенно 50 мм и стрелковое оружие. Пехота еще не умеет использовать мощный массированный огонь артиллерии для броска в атаку.

  6. Орудия поставленные на открытые ОП для стрельбы прямой наводкой имеющие хорошо оборудованные окопы с перекрытиями дают большой эффект в борьбе с ОТ и разрушения ДЗОТ и значительно экономят снаряды.

  7. Артиллерийское наблюдение и арт.разведка противника стоят на не высоком уровне и требуют к себе самого тщательного внимания и отработки целого ряда вопросов.

  8. Арт. авиации как общее правило не применяется за ее отсутствии, что резко сказывается на эффективности стрельбы АДД».

Из Журнала боевых действий артиллерии 1031 а.п. за август м-ц 1942 года:

3.08.42г. Боевые задачи: «Боевые задачи теже. Тоже и 2.08.42г.»

Описание боевых действий: «Полк занимал прежний боевой порядок, указанный в схеме от 2.08.42г. Производил дооборудование б/п в инженерном отношении. Вел разведку б/порядка и о.т. противника. Полк 3.08.42г. огня не вел. Потерь в личном, конском составе и материальной части нет. Трофеев нет».

Записка: «срочно шифром  Начальнику штаба 40А. Доношу на участке форсирования 100 сд имеется много минных полей. Места их точно не известны. Имеющиеся схемы в 125 сп и 16 иб без привязки к ориентирам на местности. Подготовку форсирования реки и (начало предложения зачеркнуто) разведку и сосредоточение имущества и частей в районе переправы проводить невозможно. Прошу дать приказание об ограждении минных полей с указанием участков или разминировании. НШ Корсун» /пометка на записке: «Отправлено шифром 7-30  3.8.42г.»/.

4.08.42г. Боевые задачи: «Боевые задачи теже, что и 2.08.42г.»

Описание боевых действий: «Полк частично изменил боевой порядок. 1/1031 переместил Н.П. в район электростанции. 1 бат. заняла О.П. для стрельбы прямой наводкой в д.Песчанка. 2/1031 ОП согласно схемы боевого порядка от 4.08.42г.

Начальник разведки 1-го адн лейтенант Блохин И.Р. в помещении главного пульта управления ВОГРЭС.

Полк вел пристрелку реперов оборудования боевого порядка и разведку целей. Расход боеприпасов: 76 мм. — 23 офг 122 мм. 13 офг. Во время обстрела артиллерией противника боевого порядка полка. Осколком ранена лошадь. Осколком поврежден воздушный резервуар цилиндра накатника орудия в бат. за №5727. орудие вышло из строя. Потерь в личном составе нет. Трофеев нет».

«В первых числах июля 1942г. поступил приказ демонтировать на ВОГРЭС второй турбогенератор и четвертый котел и отправить их в Караганду.

ВОГРЭС (довоенное фото).

ВОГРЭС ежедневно и методически обстреливалась тяжелой артиллерией. В середине августа гитлеровцы произвели массированный воздушный налет и причинили громадные разрушения. В таких условиях до 25 января 1943 года – дня освобождения Воронежа – не прерывались работы по демонтажу и эвакуации оборудования.

26 января 1943 года было дано указание прекратить демонтаж, и представить соображения о скорейшем налаживании временного электроснабжения города. 26 марта 1943 года Государственный Комитет Обороны принял решение о полном восстановлении ВОГРЭС.

Разрушенная ВОГРЭС (январь 1943 года).

Из воспоминаний очевидцев: «Территория станции все время подвергалась минометному обстрелу, главный корпус немцы стали расстреливать прямой наводкой из 125 миллиметровых орудий. Малейшее движение на станции вызывало немедленный пулеметный и автоматный огонь. Были часы, когда станция находилась под воздействием огня всех видов оружия.

…Главный корпус станции был сильно поврежден. Крыша с разрушенными перекрытиями повисла над самым котлом и держалась только на тонких жилах железной арматуры, угрожая рухнуть…»

Здание ВОГРЭС представляло из себя руины. Котлы были взорваны внутри топок, главная понизительная подстанция была полностью разрушена, все трансформаторы сгорели. В самом городе медные провода линий электропередачи, токоведущие шины в трансформаторных пунктах полностью демонтированы и увезены. Запасы кабельной продукции, проводов, цветных металлов разграблены оккупантами».

 /Воронежская электростанция (ВОГРЭС). сайт «Большой Воронежский форум»/.

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «4.8.42г. Противник активных действий не проявляет. Артиллерия противника вела редкий огонь по р-нам ОП 2 и 3 го дивизионов 1031 ап. Авиация пр-ка производит разведывательные полеты.

Части дивизии сосредоточились в исходных р-нах для наступления.

1031 ап вел огонь по пристрелке реперов.

В 6 батарее осколком снаряда пробит воздушный резервуар накатника гаубицы — с орудия сняли ствол и поставили его на лафет гаубицы из 8 батареи, у которой был раздут конец ствола».

«4 августа 1942 года, 409-й день войны. Обстановка на фронте:
Группа армий «Б». Гот, используя свои успехи, быстро продвигается вперед, преодолевая сопротивление на отдельных участках. На фронте западнее Дона незначительная боевая деятельность. Противник усиливается на участках 8-го и 14-го армейских корпусов. Интенсивное передвижение походных колонн и железнодорожных эшелонов северо-западнее Сталинграда. Под Воронежем затишье». /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

5.08.42г. Боевые задачи: Согласно боевого приказа НАД 100 сд №03  от 4.08.42г. полк (далее дословно) «без 3/1031 составляет гр. П.П. (группу поддержки пехоты — авт.) — 460. 3/1031 — гр. П.П. — 472 с.п. рубеж Н.П. — западная окраина манастырщенка, западнее скаты высоту 114,3. Район ОП. — Безымянный поселок (1818) лес с-з Никольское 3/1031 а.п. рубеж Н.П. — западнее скаты высоты 114,3 Район ОП лес с-з Никольское готовность 2ч. 00м. 5.08.42г. 

Задачи:

1. Поддержать одним ди-ном Б.О. на восточном берегу р.Воронеж 

2. Подготовить С.О. (сосредоточенный огонь — авт.) к переправам 100, 106, 107, 108. 

3. Подготовить Н.З.О. (неподвижный заградительный огонь — авт.) перед передним краем. 

4. Подготовить С.О. №№101, 102, 103,104, 105. 

5. Поддержать контратаки 472 с.п. 

6. В случае прорыва противником воспрепятствовать развитию атаки противника на рубеже Песчанка рощи «Топор». 

7. Не допустить атаки пехоты и обороны дамбы 

8. Подготовиться к отражению атак со стороны д.Песчанка и Таврово»

«Полк частично изменил боевой порядок. 1/1031 переместил Н.П. в район электростанции. 1 бат. заняла О.П. для стрельбы прямой наводкой в д.Песчанка. 2/1031 ОП согласно схемы боевого порядка от 4.08.42г.».

Описание боевых действий: «Полк занимал, за исключением 3/1031 боевой порядок в прежних районах. 3/1031 сменил переместил ОП на северную окраину рощи, что сев. Никольское, как указано в прелагаемой схеме боевого порядка. 5.08.42г. полк вел огонь по минометной бат. Минометная батарея подавлена, кроме того пристрелку дальних огней и реперов. Расход боеприпасов: 76 мм. — 29 офг 122 мм. — — «.

Записка: «Начальнику опер.отдела Штарма 40. Информация Штадива 100. 4.00 5.8.42г. 1. В течении ночи перед фронтом дивизии противник активности не проявлял. 2. Части 100 сд сменили части 6 сд в соответствии с боевым распоряжением Командарма за №31/ВПУ от 4.8.42 Начальник Оп. Отд Штадива 100 капитан Курохтин».

Записка: «Передать шифром.  Начальнику опер.отдела Штарма 40. Информация Штадива 100. 8.00 5.8.42 I. Новых данных о противнике нет. II. Части дивизии занимают прежние районы и продолжают инженерное оборудование III. Ведется непрерывное наблюдение перед фронтом. Нач-к Опер Отдела Штадива 100 капитан Курохтин».

Из Журнала боевых действий 100 сд: «Части дивизии к 2.00 5.8.42г. провели смену 6 сд, заняли оборону согласно боевого распоряжения №031 от 4.8.42г. и приступили к оборудованию района обороны. С 5.30 до 6.00 5.8.42г. противник вел интенсивный огонь по расположению 3/460 сп. Разведка успеха не имела, потеряв 4-х раненых вернулась обратно».

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «5.8.42г. Положение наших стрелковых частей прежнее. Противник активности не проявляет, ведет редкий минометный и артиллерийский огонь. Наблюдением установлено, что производит окопные работы в д.Чижовка, используя для этой цели.

Артиллерия дивизии занимала ОП что и раньше в р-не леса с.Никольское, 1 батарея выдвинута для стрельбы прямой наводкой по дер.Чижовка с южной окраины д.Песчанка«.

«5 августа 1942 года, 410-й день войны. 

Потери с 22.6. 1941 года по 31.7 1942 года на Востоке. Ранено — 30 538 офицеров, 1 038 252 унтер-офицера и рядовых; убито — 10 880 офицеров, 284 198 унтер-офицеров и рядовых; пропало без вести — 942 офицера, 63 978 унтер-офицеров и рядовых. Всего потеряно 42 360 офицеров, 1 386 428 унтер-офицеров и рядовых.
Общие потери в ходе кампании на Востоке составляют (без больных) 1 428 788 человек — 44,65% средней численности войск на Востоке (3,2 млн человек).
Обстановка на фронте:
Группа армий «А». Сопротивление перед фронтом группы Руоффа ослабевает, он продвигается вперед. Клейст очень быстрыми темпами углубляется на юго-восток. Плацдарм на Кубани.
Группа армий «Б». Войска Гота продвигаются вперед, несмотря на введенные противником свежие силы. Обстановка на его восточном фланге неясна. Паулюс докладывает о серьезных контрударах противника против 14-го армейского корпуса с юга. Еще более серьезные атаки противник ведет против северного участка 14-го и 8-го армейских корпусов. На прочих участках бои местного значения». /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

6.08.42г. Боевые задачи: в соответствии с приказами НАД 100 сд №03 и№04 от 4.08.42г..

Описание боевых действий: «Полк занимал прежний боевой порядок. Полк вел огонь кочующими орудиямиРасход боеприпасов. 76 мм. — 28 офг 122 мм. — — Потерь в личном, конском составе и мат. части нет. Трофеев нет».

Из Журнала боевых действий 100 сд: «Ночью 4 ср (стрелковая рота — авт.) 454 сп переправилась на Зап. берег с задачей занять рощу на Зап. берегу, была встречена огнем автоматчиков /несколько десятков человек/. Местность от берега до рощи сильно заболочена с большим количеством ям и рукавов. За темное время рота не могла двигаться и закопалась частично на лугу, частично в берегу. С рассветом посланы разведчики местности. Рота продолжает движение к опушке рощи одиночками, одновременно выясняет наличие там противника. К 6.00 рота в рощу не вошла. В 14.00 рота 454 сп занявшая рощу на Зап. берегу р.Воронеж, была атакована группой противника с юга из той же рощи, атака отбита».

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «6.8.42г. Активных действий со стороны противника и наших войск не проводилось. Артиллерия и минометы пр-ка обстреливают боевые порядки пехоты и артиллерии.

Впервые ночью применили кочующие орудия — для этой цели были выделены по одному орудию от 2-й 4-ой и 5 батареи (смею утверждать, что в этом деле наверняка не обошлось без личного участия лейтенанта Тибо-Бриньоля — авт.). Орудия 2 и 4 батареи вели огонь по окопам противника, а орудие 5 батареи подавило огонь минометной батареи. Расход боеприпасов 76 мм ОФ гранат — 28 штук. Приданный 526 ап РГК — вел огонь по группе пехоты пр-ка уничтожил 5 солдат. Расход 76 мм ОФ гранат — 9 шт».

«6 августа 1942 года, 411-й день войны. Обстановка на фронте:
Группа армий «А». Противник откатывается в направлении Кавказа перед наступающими войсками Руоффа. Нам достаются многочисленные неразрушенные мосты. В излучине Кубани противник все еще оказывает сопротивление. Однако Клейст уже наступает на Майкоп, прорвавшись южнее излучины в западном направлении.
Группа армий «Б». Гот ведет тяжелые бои, продвигаясь вдоль дороги южнее Сталинграда. У Паулюса на северном участке тяжелые оборонительные бои. Венгры снова пропускают русских через Дон!» /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

Чижовский плацдарм.

«… характерной особенностью действий русских является стремление создавать плацдармы как базы для будущих наступательных действий. Действительно, наличие в руках русских войск плацдармов всегда создавало серьезную опасность. Глубоко ошибается тот, кто благодушно относится к существующим плацдармам и затягивает их ликвидацию. Русские плацдармы, какими бы маленькими и безвредными они ни казались, могут в короткое время стать мощными и опасными очагами сопротивления, а затем превратиться в неприступные укрепленные районы. Любой русский плацдарм, захваченный вечером ротой, утром уже обязательно удерживается по меньшей мере полком, а за следующую ночь превращается в грозную крепость, хорошо обеспеченную тяжелым оружием и всем необходимым для того, чтобы сделать ее почти неприступной. Никакой, даже ураганный артиллерийский огонь не вынудит русских оставить созданный за ночь плацдарм. Успех может принести лишь хорошо подготовленное наступление. Этот принцип русских «иметь повсюду плацдармы» представляет очень серьезную опасность, и его нельзя недооценивать. И опять-таки против него есть лишь одно радикальное средство, которое должно применяться во всех случаях обязательно: если русские создают плацдарм или оборудуют выдвинутую вперед позицию, необходимо атаковать, атаковать немедленно и решительно. Отсутствие решительности всегда сказывается самым пагубным образом. Опоздание на один час может привести к неудаче любой атаки, опоздание на несколько часов обязательно приведет к такой неудаче, опоздание на день может повлечь за собой серьезную катастрофу. Даже если у вас всего один взвод пехоты и один-единственный танк, все равно нужно атаковать! Атаковать, пока русские еще не зарылись в землю, пока их еще можно видеть, пока они не имеют времени для организации своей обороны, пока они не располагают тяжелым оружием. Через несколько часов будет уже слишком поздно. Задержка ведет к поражению, решительные и немедленные действия приносят успех». 

/фон Меллентин Фридрих Вильгельм «Танковые сражения 1939-1945 гг.»/.

«Линия Ратной Славы, протянувшаяся по левобережью от Отрожки до Таврова, имеет в центре дугообразный выступ. Его северная граница от улицы Щорса пересекает водохранилище и выходит на правый берег у Бархатного бугра. Далее она, поднявшись на возвышенную часть города по улицам Веры Фигнер, Льва Толстого и Бетховена, тянется к инженерно-строительному институту, улице Чапаева, бывшему военному городку. Затем сворачивает на юг и по северной опушке Шиловского леса снова возвращается через водохранилище на левый берег в устье речки Песчанки. Таким было очертание Чижовского плацдарма.

Теперь русло реки Воронежа и вся пойменная часть плацдарма скрыты под водой. Только новый Вогрэсовский мост и дамба, значительно поднятая и расширенная, вместе с улицей 20-летия Октября указывают осевое направление наступления частей 40-й армии на правобережное крутогорье.

Для удобства ориентирования: фрагмент схемы города Воронежа (1950г.) в районе Чижовки.

После упорных четырехсуточных боев гитлеровцы 7 июля 1942 года овладели чижовскими горами и одноименным поселком. Оказавшись на весьма выгодном тактическом рубеже, противник получил возможность визуально контролировать низменное левобережье Воронежа и всю равнинную степь до горизонта.

Вид на Чижовские горы и церковь Иоана Предтечи. Воронеж. Фото 1940 года (заимствовано с сайта «БВФ»).

Враг обстреливал из орудий и минометов заводские и жилые кварталы города, железнодорожную линию на участке Придача-Масловка, пригородные грунтовые дороги. Свою позицию фашисты рассматривали как удобный трамплин для очередного прыжка в глубину советской территории — к Мичуринску и Тамбову, Борисоглебску и Балашову. Командующий группой армий «Б» генерал фон Вейхс докладывал в Берлин, что Воронеж является «весьма ценным плацдармом для будущего наступления в восточном направлении»/Подъем, 1965, № 4, с. 132./.

Однако планам противника не суждено было сбыться. На берегах Верхнего Дона и в кварталах Воронежа он натолкнулся на непреодолимую стену стойкости советских воинов и вынужден был остановиться. Фашисты начали закрепляться на выгодном рубеже с надеждой на лучшее будущее.

Обстановка требовала активизации нашей обороны, решительных действий для перехвата инициативы. Как только линия фронта относительно стабилизировалась, советское командование приступило к подготовке частных наступательных операций. В числе их был захват Чижовского плацдарма. Эта задача решалась в несколько этапов по мере наращивания сил 40-й армии.

Первый «пятачок» на правом берегу реки Воронежа был занят подразделениями 84-го и 125-го полков 6-й стрелковой дивизии генерала М.Д. Гришина.

В ночь на 8 июля они переправились у развалин взорванного Вогрэсовского моста, продвинулись до половины дамбы и закрепились по ее обеим сторонам. Была создана возможность для наведения первой переправы. Саперы под командованием лейтенанта Захара Гришина сперва натянули канат, с помощью которого установили связь между берегами, потом сделали пешеходный мостик. Он был замаскирован в развалинах, оставался незаметным ни с воздуха, ни с Чижовки. Однако фашисты догадывались о месте переправы и вели непрерывный огонь. Пользоваться мостиком можно было только ночью. Но ее вполне хватало, чтобы обеспечить наши подразделения необходимым для жизни и боя.

Фрагмент схемы обороны частей 6-й стрелковой дивизии. На схему нанесены позиции первого «пятачка»в пойме реки Воронеж, захваченного и удерживаемого с июля 1942 года подразделениями 84-го и 125-го стрелковых полков 6-й стрелковой дивизии.

Оборона плацдарма на виду у противника — дело необычайно трудное. Надо было продвинуться к подошве высот, закрепиться в непростреливаемой артиллерией противника зоне. Эту задачу успешно решил 26 июля 125-й полк подполковника М.И. Куракина. Сводный батальон во главе с капитаном Иваном Буяловым и старшим политруком Александром Орджоникидзе стремительным броском пересек пойму, смял боевое охранение фашистов, ворвался на улицы Лосковая и Свободная. Стрелки захватили шестнадцать домов и закрепились в них. Граница плацдарма вплотную придвинулась к Чижовке. /ЦАМО СССР, ф. 417, оп. 10584, д. 45, л. 5./.

Буялов Иван Сергеевич. 

Из сборника воспоминаний «Окопники»: «Родился в 1921 году в крестьянской семье. В десять лет потерял родителей, воспитывался в колхозе. Работал пастушком, ездовым, трактористом. Закончил семилетку, переехал в город Краснодар, работал литейщиком на заводе «Октябрь».

В 1939 году поступил в Краснодарское пехотное училище и успешно его завершил за десять дней до начала войны. Войну встретил у стен Брестской крепости в должности командира зенитно-пулеметного взвода. Командовал стрелковой ротой. В октябре 1941 года был назначен командиром стрелкового батальона в легендарной 6-й стрелковой дивизии. С ней прошел по полям боев Белгородчины, Орловщины, Брянщины, Белоруссии, Воронежа, Украины. В Корсунь-Шевченковском сражении командовал подвижным отрядом кавалерии, артиллерии, подразделениями автоматчиков и пулеметчиков.

Перенес три тяжелых ранения, контузию. Награжден орденами и медалями. Ему присвоено звание Почетного гражданина Харьковской, Кировоградской и Николаевской областей. Окончил Усть-Лабинское педагогическое училище, а в 1953 году Краснодарский государственный учительский институт, инвалид Великой Отечественной войны 2-й группы. Более пятидесяти лет работал педагогом в школе и в Кубанском государственном университете».

«…Иван Сергеевич Буялов воевал в составе 6-й стрелковой дивизии с начала войны до марта 1944 года, когда был тяжело ранен и демобилизован из армии. Подполковник в отставке П.И. Серов вспоминает: «Во время переправы через Южный Буг бойцы Буялова сбили из стрелкового оружия вражеский бомбардировщик. Противник обрушивал на переправу и плацдарм один за другим бомбовые удары. Воины батальона успешно выполнили свою задачу и захватили плацдарм. Но батальон остался без своего командира: осколками близко разорвавшейся бомбы было изрешечено его тело, раздроблена кость левой руки. И все решили, что капитан И.С. Буялов погиб. Ему сложили, как требуется, руки, завернули в плащ-палатку, дали залп и оставили до прихода специальной команды. Отправили реляцию по инстанции, родным героя послали извещение о героической гибели Ивана Сергеевича и представлении его к награде — ордену Отечественной войны I степени посмертно.
В книге безвозвратных потерь личного состава 333-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии за 1944 год появилась следующая запись: «…капитан, командир стрелкового батальона Буялов Иван Сергеевич, 1921 года рождения, убит 22 марта 1944 года, похоронен: Одесская область, Первомайский район, село Долгая Пристань…». Но не погиб комбат. Когда его батальон ушел вперед, местное население вызвалось помочь похоронной команде, и женщины на руках отнесли его в ближайший медсанбат, оттуда — в госпиталь…» ссылка

Орджоникидзе Александр Эстатович.

1915 г.р.. Грузин. В РККА с 15 сентября 1939 года. Член ВКП(б) с 1939 года. Закончил педагогический институт в 1938 году и Брянское военно-политическое училище в 1940 году. Участник ВОВ с 29 июня 1941 года. Был контужен и трижды ранен. Капитан. Зам командира батальона по политчасти. Погиб 30 ноября 1943 года у села Софиевка Божедарского района Днепропетровской области, Украина. Похоронен в Софиевке.

Из воспоминаний И.С. Буялова (сборник «Окопники», глава «Записки комбата»): «По меркам войны, с комиссаром мы были уже давно знакомы. В самых тяжелых условиях он был всегда рядом, мог в любое время меня заменить, поддержать, выполнить любое поручение. Он был прекрасный учитель и воспитатель. В своем родном селе Гореша Орджоникидзевского района Грузии работал он учителем. Учительствовал бы и дальше, но над Родиной уже сгущались тучи войны, Александр решил пойти в армию. Закончив Брянское военно-политическое училище, он встретил войну в числе первых. Был несколько раз ранен, но после выздоровления возвращался в свою 6-ю Краснознаменную дивизию.

… Ноябрь 1943 года был теплым, дождливым. Заняв господствующие высоты на подступах к Софиевке на Днепропетровщине, немцы старались закрепиться. В очень неудобном положении оказались наши части. Разбухшая от дождей, вспаханная под озимь земля липла к ногам, сковывала движения. И ни одного кустика вокруг. Позиционное преимущество помогло фашистам задержать нас на несколько дней. Но одна ночная атака — и противник не устоял.

Это был последний бой моего друга. На подступах к Софиевке он задержался на открытом поле: ему потребовалось по рации связаться с полком. Эта задержка оказалась роковой. Случайная мина упала в полуметре от комбата. Пучок осколков смертельно ранил героя. Узнав о случившемся, я поспешил к другу на помощь, но она ему была уже не нужна. На руках мы принесли комбата в Софиевку и на окраине похоронили. После войны его прах был перенесен в братскую могилу на площади села, где на памятнике золотом написано его имя — Александр Эстатович Орджоникидзе…»

…Когда 40-я армия накопила силы, встал вопрос о решительном наступлении на Чижовку. К этому времени поселок и высоты были превращены гитлеровцами в мощный опорный пункт. От центра Воронежа через Чижовку и военный городок к Шиловскому лесу тянулась главная полоса обороны противника с множеством узлов сопротивления. Высоты опоясали несколько рядов траншей полного профиля с развитой системой ходов сообщения, блиндажами и дзотами, проволочными и минными заграждениями. Под огневые точки фашисты приспособили подвалы и погреба, фундаменты домов и все каменные постройки. Здания училища связи, средней школы, Рождественской церкви, кирпичного завода, казармы, водонапорной башни, как наиболее прочные, были превращены в подлинные крепости и являлись узловыми центрами обороны на соответствующих направлениях.

Перед 40-й армией находилась группа немецких войск, возглавляемая генералом Блюмом. Передовые позиции занимали полки 57-й и 323-й пехотных дивизий. За их спиной находились части 22-й танковой дивизии и 140-го минометного полка. В ближайший резерв группировки входили 75, 202, 383 и 387-я пехотные дивизии, 221-й и 323-й саперные батальоны, 152-й строительный батальон. Если учесть, что все силы располагались на удобной для обороны и не удобной для наступления местности, станет ясным, какая сложная задача стояла перед войсками генерала М.М. Попова.

Первая трудность заключалась в том, чтобы незаметно для противника сосредоточить части у реки Воронежа и перебросить на правый берег танки, орудия, машины, повозки. Переправлять их на плотах и лодках — дело затяжное. Строить мост — бессмысленно, ибо он сразу же будет разбит вражеской артиллерией и авиацией.

Выход из положения подсказали инженеры. Они предложили соорудить подводную переправу, что обеспечит ее надежную маскировку, гарантирует быструю переброску через реку машин любой грузоподъемности и в большом количестве. Переправу можно сделать из подручных материалов в короткий срок, а восстановление повреждений не потребует много времени и сил.

Переправу строили не только саперы, но и все, кого можно было использовать на этой работе. В ночное время бойцы носили на себе обломки железобетонных конструкций, кирпич, булыжник, которыми изобиловала территория Вогрэса. Все укладывали на дно реки немного южнее электростанции. Специалисты называли это усилением дна, т.е. укреплением его устойчивости при соприкосновении с колесами и гусеницами.

Когда работа была закончена, армия получила надежную связь между берегами. Над полосой бетонно-кирпично-каменного дна полуметровый слой воды. С воздуха такую переправу не заметишь, с немецких позиций — тем более».

/Гринько А.И. «Линия Ратной Славы»/.

Из Журнала боевых действий артиллерии 1031 а.п. за август м-ц 1942 года:

7.08.42г. Боевые задачи: те же.

Описание боевых действий: «Полк занимал прежний боевой порядок. За 7.08.42г. полк разрушил один ДЗОТ. Расход боеприпасов: 76 мм. — 27 офг 122 мм. — — Потерь в личном, конском составе и мат. части нет. Трофеев нет». 

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «7.8.42г. Противник в течении ночи 4 раза атаковал роту 454 сп, которая переправилась на западный берег р.Воронеж и овладела восточной опушкой рощи. Каждый раз атаки были отбиты пулеметным огнем. Перед атакой немцы вели сильный минометный огонь не только по переднему краю наступающих, но и в глубину. В 5.00 противник обнаружил ОП 1 батареи 1031 ап. Произведенным по району ОП налету зажжены дома в д.Песчанка, между которыми стояли орудия. Расчетам этих орудий под минометным огнем вытаскивать орудия с ОП вокруг которых бушует пламя горящих домов. Орудия и орудийные расчеты были укрыты за домами. Потерь не было.

1/1031 ап — вел огонь по блиндажу блиндаж разрушен. Расход — 76 мм гранат — 27.

525 ап РГК выбыл в распоряжение Нач. Артиллерии 40 армии. Боевой порядок остальной артиллерии остался без изменения».

Из боевого донесения №07 (7.8.42.) Штадива 100 командующему 40 армии:

«4-я СР (стрелковая рота — авт.) (40 чел.), усиленная взводом ПТР, 4-мя станковыми пулеметами, 6 сапер, 6 автоматчиков, при поддержке двух 82 мм минометов, выполняя поставленную задачу в 5.00 6.7.42 (авт. — опечатка, должно быть 8) овладела северной половиной рощи (1812) и закрепилась в ней организовав круговую оборону.

В 6.00 6.8.42 рота была контратакована противником силою до 100 человек из южной половины рощи в левый фланг, атака противника была отбита, противник понеся потери отошел.

С 6.00 до 12.00 противник вел минометный огонь по боевым порядкам роты.

В 12.00 6.8.42 до роты противника вторично перешла в атаку, но и эта атака была отбита огнем 4 СР.

В этих боях 4-я СР потеряла 20 человек и 1 станков. пулемет с расчетом.

После 12.00 противник продолжил вести минометный огонь по переправе, что зап: южн. окраины ПЕСЧАНКА и боевым порядкам 4-ой СР.

В 16.00 авиация противника сбросила 6 бомб в боевые порядки роты.

Ночью на 7.8.42 рота была усилена одним взводом (30 бойцов).

К 5.30 7.8.42 противник сосредоточил в южной части рощи и в лесу, что зап. рощи у подошвы хребта с лесом, группу до 300 человек.

В 5.30 эта группа противника атаковала с фронта и на левый фланг 4-й СР. Одновременно противник сосредоточил по 4-й роте, роща «ТОПОР», южн. окраина ПЕСЧАНКА, по районам переправ и боевым порядкам 2-го эшелона 454 СП сильный огонь «ВАНЮШ» и мин батарей с направления южн окраины ВОРОНЕЖ. Всего было выпущено противником до 1000 мин, в результате обстрела возник пожар в ПЕСЧАНКА.

Бой длился около часа. Связь с комбатом была порвана, в результате этого 4-я СР связавшись с командиром батальона 125 СП лейтенантом СИФЕР и по согласованию с ним в 6.00 отошла к берегу р.ВОРОНЕЖ и закрепилась на зап. берегу на линии батальона 125 СП зап. южной окраины ПЕСЧАНКА.

В этом бою рота понесла потери: 4 станковых пулемета и до 70 человек.

По не точным данным противник потерял до 200 человек, оставив на поле боя много труппов.

В 15.00 противник вновь сосредоточившись одной ротой в лощине в 1 км южнее ЧИЖОВКА и одной ротой на восточной опушке леса 1 км зап. ПЕСЧАНКА пытался повести наступление к берегу р.ВОРОНЕЖ, имея впереди мелкую группу автоматчиков, но пулеметным, минометным и арт.огнем с временных позиций был рассеян, понеся потери.

… Мое решение: учитывая, что роща зап. ПЕСЧАНКА пристреляна противником и по ней противник ведет днем сосредоточенный фланговый минометный огонь сос стороны леса южнее рощи и огонь «ВАНЮШ» со стороны ВОРОНЕЖ я решил: до наступления темноты 4 СР оставить на западном берегу закрепившись на нем, огнем пулеметов, минометов с временных и запасных позиций и огнем артиллерии уничтожать крупные группы противника, пытающихся подходить к берегу реки и захватить в плен подходящие мелкие группы. С наступлением темноты восстановить положение (занять рощу) высылкой усиленной роты истребительного отряда дивизии».

«7 августа 1942 года, 412-й день войны. Обстановка на фронте:
Группа армий «А». Определенные успехи на фронте. На восточном фланге наши войска глубоко проникли на Кавказ.
Группа армий «Б». Тяжелые бои у Гота. Наступление с целью окружения у Паулюса закончилось успешно во второй половине дня. По данным, предположительно, уничтожено восемь стрелковых дивизий и 10 танковых бригад. На остальных участках незначительная деятельность противника. Под Воронежем спокойно«. /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

8.08.42г. Боевые задачи в соответствии с приказом НАД 100 сд №04 от 5.08.42г..

Описание боевых действий: «Полк занимал прежний боевой порядок. Полк 8.08.42г. вел огонь по НЗО и участкам, а также по атакующей пехоту пр-ка За 8.08.42г. уничтожено: 3 дзота, 2 станковых пулемета и до 2 рот пехоты пр-ка. Расход боеприпасов: 76 мм — 153 офг. 122 мм. — 108 офг. За 8.08.42г. ранена одна лошадь. Потерь в личном составе и материал. части нет. Трофеев нет».

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «8.8.42г. Противник в эти сутки проявил бóльшую активность чем в предыдущие — его артиллерия и минометы вели сильный огонь по Песчанке, Алексеевке и роще, что с-в Никольское — р-ну оп 2 и 3/1031 ап. После артиллерийской подготовки противник перешел в атаку на 4 роту 2/454 сп — на южной окр. д.Чижовка. Огнем пулеметов и артиллерии атака пр-ка была сорвана, пр-к понес значительные потери — рассеяно и уничтожено до 2-х рот пехоты противника. Главную роль в срыве атаки противника сыграла артиллерия, при сравнительно небольшом расходе боеприпасов пр-к был остановлен, что говорит за то, что точность артиллерийского огня хорошая. Потери в этот день — одна убитая арт.лошадь в 1 бат. 1031 ап». 

«8 августа 1942 года, 413-й день войны. Обстановка на фронте. Наступление на юге продолжается вполне удовлетворительными темпами. Большая жара [до 55 °С], очень много пыли. Исключительно высокие темпы марша пехотных соединений. Южнее Воронежа венгры бегут с позиций. В остальном на фронте 2-й армии тихо»/Гальдер Ф. «Военный дневник» /.

9.08.42г. Боевые задачи: в соответствии с приказами НАД 100-й сд №03 и№04 от 4.08.42г..

Описание боевых действий: «Полк занимал прежний боевой порядок 9.08.42г. полк огня не вел. Потерь в личном, конском составе и мат. части нет. Трофеев нет».

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «9.8.42г. Противник за эти сутки активных действий не проявлял — его артиллерия и минометы вели методический огонь по боевым порядкам нашей пехоты и артиллерии. Авиация пр-ка бомбила сев. вост. часть гор. Воронеж. В эти дни наш сосед (правая армия) вела наступательные бои. 1031 ап огня не вел — производил инженерное оборудование боевых порядков».

«9 августа 1942 года, 414-й день войны. Обстановка на фронте: На юге заняты Краснодар и Майкоп. Впечатление, что русские войска южнее Дона разбегаются и пытаются сейчас уйти вместе с скопившимися в северо-западной части Кавказа войсками к побережью. Это впечатление все усиливается. 4-я танковая армия перешла к обороне под сильным нажимом противника. Местами линию фронта пришлось даже оттянуть назад. Войска 6-й армии суживают котел [западнее Калача] путем непрекращающихся ударов. На северо-восточном участке незначительные атаки противника. Обстановка у венгров, особенно под Воронежем, все еще остается неясной. На фронте 2-й армии улучшение оборонительной позиции на северной окраине Воронежа; в остальном — никаких крупных боевых действий. [Русские] занимают исходные позиции?» /Гальдер Ф. «Военный дневник» /.

Приказ №081в

ЧАСТЯМ АРТИЛЛЕРИИ 40 АРМИИ 9.8.42 ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ

1. Противник в прежней группировке обороняется по западному берегу р.ВОРОНЕЖ и далее на юг по западному берегу р.ДОН.

2. 100-я СД имеет задачей в ночь с 9 го на 10-е 8.42 года, форсировать р.ВОРОНЕЖ и в дальнейшем овладеть южной частью г.ВОРОНЕЖ и лесом 2 км южнее г.ВОРОНЕЖ.

Справа наступает 6-я СД граница с ней: иск. НОВАЯ УСМАНЬ, мост через ручей севернее ПЕСЧАНКА, кладбище юго западнее г.ВОРОНЕЖ.

Слева обороняется 206-я СД. Граница с ней: ТРУШКИНО, иск. Выс.ПОДКЛЕТНОЕ ст.МАСЛОВКА, два домика 3 км. южнее г.ВОРОНЕЖ, иск.роща юго-западнее отметки 158,3.

3.АРТИЛЛЕРИЯ 100-й СД в составе: 1109 ПАП РГК, 2/661 АП, трех батарей 595 ИПАП, 128 МП — ГРУППА УСИЛЕНИЯ. Командир группы —  Начарт див 100, Подполковник ЮЗОВ.

а/ Подгруппа ПП — 460 в составе: 1 и 2/1031 АП; трех батарей 595 ИПАП, 128 МП. Командир подгруппы — командир 1031 АП.

З А Д А Ч А: Поддержать атаку танков и пехоты в полосе наступления полка, подавить огневые точки и мин батареи противника на южной окр. г.ВОРОНЕЖ и содействовать выходу на шоссе ВОРОНЕЖ-МАЛЫШЕВО. Боевые порядки без изменения.

б/ Подгруппа ПП — 454 в составе: 3/1031 АП; трех батарей 595 ИПАП, 2/661 АП. Командир подгруппы — командир 3/1031 АП.

З А Д А Ч А: Обеспечить форсирование пехотой р.ВОРОНЕЖ, подавить огневые точки и мин батареи противника в полосе наступления полка, и обеспечить последнему выход на шоссе ВОРОНЕЖ-МАЛЫШЕВО. Боевые порядки — без изменения.

в/ 45 ГвМП дать полковой залп по району юж. окраина г.ВОРОНЕЖ и лесу южнее 1 км ВОРОНЕЖ /остальных два залпа иметь подготовленными для использования по моему распоряжению.

4. Начало артнаступления 4.00 10.8.42г. по сигналу полкового залпа 45 ГВ.МП. Продолжительность огневого налета — 15 минут. Для огневого налета привлечь все средства стрелковых полков /ПА, ПТО, Минометов/, организовать их огонь под руководством начартов стрелковых полков.

Атака пехоты и перенос огня в глубину, после второго полкового залпа 45 Гв. МП.

5. Готовность артиллерии 2.00 9.8.42

6. Расход боеприпасов  — 3/4 имеющегося наличия.

7. Мой КП — лес 2 км. сев. западнее РЫКАНЬ. НП с 20.00 9.8.42 — сев.зап. угол новостроящегося завода, что 2 км. юго-восточнее ПЕСЧАНКА.

НАЧАЛЬНИК АРТИЛЛЕРИИ 40-й АРМИИ ПОЛКОВНИК КРАСУСКИЙ

ВОЕНКОМ АРТУПРАВЛЕНИЯ БАТАЛЬОННЫЙ КОМИССАР СУЗАНСКИЙ

НАЧАЛЬНИК ШТАБА АРТИЛЛЕРИИ МАЙОР БЛОХИН

В вышеприведенном приказе Начарта-40 начало артнаступления назначено на 4.00 10 августа 1942 года. Но, как это нередко бывает, что-то не срослось, и начало операции было перенесено. Уже почти закончившие переправу на западный берег реки в ночь с 9 на 10 августа 1942 года 454-й и 460-й стрелковые полки 100-й сд в 2 часа ночи 10 августа получили приказ об отходе назад на восточный берег. К 7.00 10 августа 1942 года части дивизии заняли свои позиции в ранее занимаемом районе. К счастью, это хождение за реку обошлось без потерь.

Из Журнала боевых действий артиллерии 1031 а.п. за август м-ц 1942 года:

10.08.42г. Боевые задачи: те же.

Описание боевых действий: Боевые порядки полка прежние. «За 10.08.42г. полк разрушил штаб пр-ка и уничтожил 15 солдат и офицеров пр-ка. При попытках про-ком форсировать р.Воронеж 2 ротами уничтожено до роты пехоты пр-ка и автоматчиков. подавлено 2 станковых пулемета. Расход боеприпасов: 76 мм. — 83 офг. 122 мм. — 40 офг. Потери: ранен 1 мл. командир и 1 красноармеец, ранена лошадь. Потерь в мат. части нет. Трофеев нет».

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «10.8.42г. Противник силою до батальона пытался прорвать наш передний край и овладеть переправами через р.Воронеж в р-не д.Чижовка. Огнем артиллерии /1031 ап/ атака отбита. Уничтожено до роты солдат рассеяно 2 роты».

«10 августа 1942 года, 415-й день войны. Обстановка на фронте:
На юге, на Кубани, — стабилизация фронта, вызванная необходимостью оттяжки сил к побережью Черного моря. Войска Гота временно перешли к обороне. Паулюс сужает свой котел. У венгров ничего не выходит с очисткой западного берега Дона. Они пока прекращают эти попытки и переходят к обороне. На северном участке у Воронежа местные бои. На северном участке фронта 2-й армии в общем спокойно». /Гальдер Ф. «Военный дневник» /.

11.08.42г. Боевые задачи: в соответствии с приказами штаба НАД 100-й сд №03 и№04 от 4.08.42г..

Описание боевых действий: «Полк занимал преждний боевой порядок. За 11.08.42г. полком уничтожено один блиндаж, один дзот до 2 взводов пехоты пр-ка и подавлено: 3 мином. батареи и 3 арт. батареи калибра 96 мм., 105 мм. Расход боеприпасов: 76 мм. 124 офг 122 мм. — 90 офг. Патери: убито 3 красноармейца, ранен один. Убито 5 лошадей. Патерь матер. части нет. Трофеев нет».

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд: «11.8.42 Противник не прекращает своих активных действий — его пехота поддержанная мощным артиллерийским и минометным огнем снова атаковала нашу пехоту — противнику ценой больших потерь удалось немного потеснить нашу пехоту к восточной окраине д.Чижовка. Авиация стремилась подавить деятельность наших минометов — бомбила р-ны ОП. Бомбежка нанесла очень незначительный ущерб. 

В отражении атак противника большую роль сыграла артиллерия — все попытки пр-ка продвинуться вперед пресекались точной стрельбой командиров батарей 1031 ап. 

За этот бой 1031 ап имел незначительные потери убитых 3 чел. и раненых 3 чел. Убито — 5 лошадей».

А вот и документ о переносе начала наступления подоспел.

Из книги П.Г. Костина и В.И. Михеева «От Вологды до Берлина»:

«11 августа майор И.С. Смоляк вызвал в штаб командно-политический состав полка. На совещание прибыл командующий 40-й армией генерал-лейтенант М.М. Попов и командир дивизии полковник Ф.И. Перхорович. Генерал Попов сказал, что Ставка Верховного Главнокомандования приказала Воронежскому фронту непрерывными ударами измотать и затем разгромить врага. 40-я армия завтра переходит в наступление с ближайшей целью овладеть узлом дорог у южной окраины Воронежа, последующая задача — очистить от врага восточный берег реки Дон.

Командир дивизии Ф.И. Перхорович, низенький, сухощавый полковник, многими чертами облика напоминающий Суворова, уточнил задачу полка. Мы будем наступать со стороны Песчанки на деревню Чижовку. К концу дня должны овладеть военным городком имени Фрунзе и выйти на развилку дорог у южной окраины Воронежа. Полоса наступления справа — дамба, слева — Шиловский лес. Наступление полка будут поддерживать три батареи 595-го артиллерийского, полка РГК, 1-й дивизион 1031-го артиллерийского полка, 45-й гвардейский минометный полк, 128-й минометный полк и батальон танков 14-й танковой бригады. Основная переправа через реку Воронеж у взорванного вогрэсовского моста, вспомогательная — у южной оконечности Песчанки».

«11 августа 1942 года, 416-й день войны. Обстановка на фронте:
Группа армий «А». Сопротивление противника усиливается. Наши войска развертываются для действий на более широком фронте.
Группа армий «Б». Ликвидирован котел в полосе 6-й армии. Сейчас группа армий начинает перегруппировку сил 6-й армии для продолжения наступления. Развертываются войска Гота. Бои местного значения. На фронте 2-й армии сравнительно спокойно. Только на северном участке — атаки при поддержке многочисленных танков. У венгров, которые уклоняются от любого удара противника, обстановка все более безотрадная». /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

650 просмотров всего, 5 просмотров сегодня

TwitterFacebookVKOdnoklassnikiLinkedInLiveJournalGoogle+Blogger PostEmailInstapaperDiasporaDiigoDesign FloatMail.Ru