Кроки войны лейтенанта Тибо-Бриньоля (ч.I)

2. Воронеж.

Из директивы ОКВ №41:

«Фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами. (Штаб оперативного руководства). №55616/42.

Ставка фюрера, 5.4.1942. 14 экз. Экз. №3. Совершенно секретно. Только для командования. Передавать только через офицера.

B. Главная операция на Восточном фронте. Ее цель, как уже указывалось,- разбить и уничтожить русские войска, находящиеся в районе Воронежа, южнее его, а также западнее и севернее р. Дон. В связи с тем, что необходимые для этого соединения будут поступать только постепенно, эта операция распадается на ряд последовательных, но связанных между собой ударов, дополняющих друг друга. Поэтому их следует распределить по времени с севера на юг с таким расчетом, чтобы в каждом из этих ударов на решающих направлениях было сосредоточено как можно больше сил, как сухопутной армии, так и в особенности авиации.

В связи с тем, что в настоящее время совершенно ясно выявилась нечувствительность русских к окружению оперативного характера, главное внимание (как это было в обоих сражениях в районе Вязьмы, Брянска) следует уделять отдельным прорывам с целью плотного окружения группировок противника.

Необходимо избегать того, чтобы в результате слишком позднего подхода войск, предназначенных для окружения, противник получил возможность избежать этого окружения.

Не следует допускать, чтобы вследствие слишком быстрого продвижения танков и моторизованных войск на большую глубину терялась связь со следующей за ними пехотой; нельзя также допускать такого положения, когда танковые и моторизованные войска сами теряют возможность оказывать непосредственную помощь продвигающейся с тяжелыми боями пехоте путем нанесения ударов в тыл взятому в клещи противнику.

Следовательно, независимо от главной оперативной цели, всегда следует ставить перед собой задачу уничтожения атакованного противника, причем эта цель должна найти свое отражение в самой организации наступления и использования войск.

Началом всей этой операции должно послужить охватывающее наступление или прорыв из района южнее Орла в направлении на Воронеж. Из обеих группировок танковых и моторизованных войск, предназначенных для охватывающего маневра, северная должна быть сильнее южной. Цель этого прорыва — захват города Воронежа. В то время как часть пехотных дивизий будет иметь своей задачей немедленное оборудование мощного оборонительного рубежа от исходного района наступления (Орел) в направлении на Воронеж, танковые и моторизованные соединения должны будут продолжать наступление своим левым флангом от Воронежа вдоль р.Дон на юг для взаимодействия с войсками, осуществляющими прорыв примерно из района Харькова на восток. И здесь главная задача состоит не в том, чтобы заставить русских отодвинуть свой фронт, а в том, чтобы во взаимодействии с наносящими удар вниз по течению р.Дон моторизованными соединениями уничтожить силы русских.

Третье наступление в рамках этой операции необходимо организовать таким образом, чтобы силы, наносящие удар вниз по течению р.Дон, соединились в районе Сталинграда с теми силами, которые наступают из района Таганрога, Артемовска между нижним течением р.Дон и Ворошиловградом через р.Донец на восток. Эти силы должны затем соединиться с наступающей на Сталинград танковой армией.

Если в ходе этой операции, в особенности в результате захвата неразрушенных мостов, представится возможность создать плацдармы восточнее или южнее р.Дон,- ее необходимо использовать. В любом случае необходимо попытаться достигнуть Сталинграда или, по крайней мере, подвергнуть его воздействию нашего тяжелого оружия с тем, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций.

В особенности желательно либо захватить неразрушенные мосты в самом Ростове, либо прочно овладеть плацдармами южнее р.Дон для продолжения операций, намеченных на последующий период.

Чтобы не дать возможности большей части находящихся севернее р. Дон русских сил уйти за реку на юг, важно, чтобы группировка, продвигающаяся из района Таганрога на восток, получила подкрепления на своем правом фланге — танки и моторизованные части; в случае необходимости из них можно создать подвижные группы.

Во время проведения этих операций нужно не только учитывать необходимость обеспечения северо-восточного фланга наступающих войск, но и немедленно начать оборудование позиций на р.Дон. Особенно большое значение следует придавать созданию мощной противотанковой обороны. Позиции должны быть оборудованы с учетом их возможного использования в зимнее время и обеспечены всеми требующимися для этого средствами.

Для занятия позиций на этом растянутом по р.Дон фронте, который будет постоянно увеличиваться по мере развертывания операций, будут в первую очередь выделяться соединения союзников с тем, чтобы использовать немецкие войска для создания мощного барьера между Орлом и р.Дон, а также на сталинградском перешейке; отдельные высвободившиеся немецкие дивизии должны быть сосредоточены в качестве подвижного резерва за линией фронта на р.Дон.

Союзные войска должны распределяться по нашим позициям с таким расчетом, чтобы на наиболее северных участках располагались венгры, затем итальянцы, а дальше всего на юго-восток — румыны.

G. Для достижения цели операции необходимо обеспечить быстрое продвижение войск за р.Дон на юг, поскольку к этому вынуждает небольшая продолжительность благоприятного времени года».

/Hitlers Weisungen, S.183-188/.

«Лето 1942 года — самое грозное и самое тревожное лето войны. Большинству наших граждан оно известно тем, что в это время решалась судьба страны. Начиналась знаменитая Сталинградская битва, однако не многие почему-то знают, что была еще одна битва, важность которой так до сих пор до конца и не оценена — это битва за Воронеж. О ней почему-то только вскользь иногда упоминали наши известные военачальники в своих мемуарах и не более того, не особо жалуют своим вниманием бои за Воронеж и наши историки, вероятно из-за того, что наступление противника на этом направлении было полной неожиданностью для самой Ставки Верховного Главнокомандования, предполагавшей, что, как и в предыдущем году, летнее наступление развернется на Центральном фронте в сторону Москвы.

«Важной проблемой для обеих сторон была разгадка намерений противника и планирование операций на летний период. Его Величество случай помог советскому командованию. В его руках очутился портфель майора Рейхеля в котором были документы о планируемой немцами наступательной операции на юге под кодовым названием “Блау”. Однако Сталин, Ставка и генштаб не сумели воспользоваться этим “подарком”. А между тем, в нем был ответ на многие волновавшие ставку вопросы.Сталин и командование Красной армии, в том числе Жуков были уверены, что немцы опять предпримут генеральное наступление на Москву». /Иосиф Тельман «Операция «Блау» и дело майора Рейхеля»/.

А в результате все произошло наоборот, в конце июня, свой главный удар противник нанес как раз на стыке двух советских фронтов Брянского и Юго-западного, армейская группа фон Вейхса начала наступление на Воронеж силами немецкой 2-й армии, венгерской 2-й армии и 4-й танковой армии. При этом 4-я танковая армия Гота действовала в качестве главный ударной силы группировки. Операцией под кодовым названием «Блау» командовал генерал-фельдмаршал фон Вейхс. Воронеж являлся основной точкой поворота германских соединений на юг, а также главной базой, с помощью которой предполагалось обеспечивать фланговое прикрытие основного стратегического направления всей военной компании 1942 года в направлении на Сталинград.

С первого дня наступления и в течении всей первой недели германской авиацией ежедневно осуществлялись массированные налеты непосредственно на сам Воронеж, по рассказам переживших весь этот ужас очевидцев, бомбили город с дьявольской точностью и это не удивительно, ведь недалеко был Липецк, где в конце 20-х годов будущие командиры люфтваффе на арендованных у РККА аэродромах постигали военную авиационную науку, так что местность эта была им очень хорошо знакома и без топографических карт.

В результате в конце первой недели наступления германцы уже к 6 июля вышли к реке Дон. Из-за того, что основной мост через Дон в районе Семилук по чьей-то халатности не был вовремя взорван, немцы без особого труда форсировали основную водную преграду и ворвались на улицы города. Оборонять Воронеж на начальном этапе уличных боев против такой армады в то время пришлось в основном бойцам нескольких полков и отдельных батальонов войск НКВД, а также местным ополченцам из числа гражданских лиц, на окраинах города также оборонялись части 232 сд, которые растянули свою оборону по фронту почти на 80 км. И тем не менее город не сдавался на его улицах развернулись ожесточенные уличные бои, в бой на улицах города продолжали втягиваться и отдельные отходящие части Юго-западного фронта, а также резервы, спешно бросаемые в бой прямо с колес.

«В гарнизоне Воронежа полевых войск не было. В городе находился штаб 232-й стрелковой дивизии, только что приступившей к занятию обороны по левому берегу Дона почти на 80-километровом фронте… В самом гарнизоне города 2 июля находились 41-й полк НКВД, два батальона 287-го полка оперативных войск НКВД, два батальона 233-го конвойного полка НКВД, один батальон 125-го полка НКВД по охране железнодорожных сооружений, учебный центр командного состава Юго-Западного фронта в составе трёх батальонов, два эскадрона учебного запасного кавалерийского полка.

Это были небольшие части. Полки НКВД имели по 500–600 человек, вооружённых винтовками и ручными пулемётами. Учебный центр был таким же по составу, а вооружён был ещё хуже, один его батальон имел только револьверы «Наган». Эскадроны кавполка имели на вооружении лишь винтовки и клинки. Существенным было нахождение в городе двух зенитно-артиллерийских полков, имевших 30–40 орудий средних и малых калибров, а также двух зенитно-пулемётных батальонов 3-й дивизии ПВО… В основном же оборона Воронежа зависела от того, когда подойдут к городу силы отходившей из района Щигров 40-й армии».

/Из воспоминаний командующего Брянским фронтом генерала-лейтенанта Ф.И. Голикова/.

Понимая всю серьезность ситуации, советское командование все-таки сумело подтянуть к Воронежу части отступавшей 40-й армии, 60-й армии, 5-й танковой армии и новообразованных танковых корпусов. Тяжелые танковые сражения развернулись на окраинах города, где, столкнувшись с лучшими мотопехотными и танковыми соединениями врага, наши части понесли тяжелые потери и в результате массированные контрнаступательные операции Красной Армии успеха, увы, не имели. Счет подбитым с обеих сторон машинам шел на многие сотни, накал боев достигал такого ожесточения, что в боях гибли не только рядовые, но и генералы в ранге командующих. Тем не менее, рокадное шоссе на Москву нашим войскам все же удалось удержать. Вот как об этих драматических днях днях писал английский историк Дж. Фуллер: «Началось сражение за Воронеж, и, как мы увидим, для немцев оно было одним из самых роковых за время войны. Русские, сосредоточенные… к северу от Воронежа, прибыли вовремя, чтобы спасти положение, возможно, они спасли всю кампанию. Нет никаких сомнений, что дело обстояло именно так».

… Через несколько дней большая часть правобережной (основной) части города перешла под контроль германских войск. Исключение составил только северный городок сельско-хозяйственного института, где многодневные бои носили просто ужасающий характер, в большей части, переходящие в рукопашные схватки за каждый дом. Мосты через реку Воронеж были взорваны (кроме железднодорожного), по сохранившимся опорам этого моста в правобережную, северную часть города, на оставшийся в руках наших войск плацдарм, постоянно перебрасывались подкрепления и боеприпасы. Основные наши части и подразделения закрепились в левобережной части города. Однако уже 7 июля командующий германской группировкой фон Вейхс объявил своим солдатам об окончательном захвате Воронежа, но это было далеко не так, это было только начало битвы за Воронеж. В этот же день был образован Воронежский фронт. Совинформбюро в течение нескольких недель так и не решалось сообщить стране страшную правду о бьющемся не на жизнь, а на смерть городе, заменяя ее обтекаемыми словами «…упорные бои в районе Воронежа».

/Из сборника «Малоизвестные страницы из истории войны. Битва за Воронеж.» /.

Из Журнала боевых действий 100 сд:

11.7.42г. Перечень событий в боевой деятельности войск: 

«11 7 42г в 3.15 — получен сигнал «Рыба», был вскрыт пакет следующего содержания «К 18.00 подготовиться к погрузке».

В 3.15 — сигнал тревоги

В 4.00 — прибыл начпоарм-2

Командиром дивизии был отдан боевой приказ №01 на перевозку по Ж Д.

В 19.00 был отправлен со ст. Кущуба 1ый эшелон 1/454 сп, представителем штаба дивизии в первый эшелон был назначен ст.л-т Забара, штаб дивизии двигался в 7 эшелоне и вышел в 10.00 12.7.42г. Последний — 14 эшелон — вышел в 6.30 13.7.42г. №№26141 — 26154.

На станцию Анна 1 эшелон прибыл в «…» 15.7.42г.

После прибытия 3 эшелонов. т.е. всего 454 сп, была поставлена задача полку двигаться самостоятельно по маршруту Анна, Васильевна, Криуши, Красный Лог, Массальское, Солонцы и сосредоточиться в районе левая Россошь, Солонцы, Оболенский. Движение совершалось с мерами охранения ПВО, ПТО.

По прибытию последующих эшелонов, после сосредоточения всего полка на ст.Анна последние получали ту-же задачу.

Штаб дивизии прибыл в 3.00 18.7.42г.

В 7.30 19.7.42г. 454 сп сосредоточился в Сев. части Левая Россошь.

К этому времени 460 сп …(фраза неразборчиво написана и частично затерта) На ст. Анна прибыло два батальона 472 сп.

Последний эшелон дивизии прибыл в 11.30 19.7.42г.

В 21.30 19.7.42г. получено приказание командующего на сосредоточение в районе рощи 2 км Зап. Давыдовка по маршруту Левая Россошь, Нижн. Марьино, Ермолинский, Давыдовка.

Была поставлена задача 454 сп, 460 сп — задача поставлена с пути полк был повернут по новому маршруту

20.7.42г. к 13.00 454 сп — сосредоточился на Зап. опушке леса, что зап. 2 км Давыдовка.

460 сп — сосредоточился в лесу С-В 2 км Машкино, а к 6.00 21.7.42г. переместился — лес 2 км В Аношкино. 472 сп в ночь с 20. на 21.7.42г. полностью был переброшен автотранспортом и сосредоточился Ермолинском.

1031 ап продолжает находится ст.Анна до получения распоряжений.

В районах сосредоточения производятся работа по отрытию щелей и маскировке, выставлены полевые караулы, выделены дежурные подразделения по борьбе с самолетами, ПТ пушки на позиции.

21.7.42г. 472 сп получил задачу на движение к ст.Масловка поступив в распоряжение Командующего 40 армии».

Добавим подробностей от непосредственных участников событий. 

Из из книги Н.Д. Прошутинского «На двух плацдармах»:

«Во второй половине дня 12 июля наш состав из длинного ряда вагонов-теплушек и открытых платформ отошел от станции Кушуба. В теплушках — красноармейцы и командиры, на платформах — боевая техника.

Вскоре эшелон проследовал через Вологду. Промелькнули Ярославль, Москва, Рязань, Мичуринск, Грязи. На станции Графской мы впервые увидели следы войны: разбитые и сожженные вагоны, разрушенные здания, многочисленные воронки. В пути следования вражеской бомбежке подвергались не раз и мы.

Добраться до Воронежа по железной дороге было невозможно — в городе шли ожесточенные бои и подъездные пути были разбиты. Поэтому наш состав свернул с основной магистрали влево и двинулся по железнодорожной ветке к станции Анна, что в восьмидесяти километрах юго-восточнее Воронежа. Мы прибыли туда ранним утром 19 июля 1942 года.

Станция Анна. Карта РККА 1941г. М=1:2000.

Раздалась команда: — Разгружа-аться! Взять оружие и вещмешки! Выходить строиться!

Все вокруг пришло в движение. Выпрыгивали из теплушек красноармейцы, съезжали по настилам машины, орудия, минометы, выгружались ящики с боеприпасами и продуктами.

Наш батальон получил задачу форсированным маршем прибыть к исходу дня 20 июля в пункт сосредоточения — Ермоловку. Чем дальше отходили от станции, тем быстрее шли и громче раздавались команды: «Подтянись!», «Шире шаг!».

На одном из привалов в наш взвод зашел политрук Паршин. Пулеметчики обрадовались его приходу, окружили, забросали вопросами: «Куда идем?», «Где противник?», «Когда начнутся бои?», «Какова обстановка на нашем фронте?». Политрук обстоятельно отвечал на все вопросы. И вдруг над нами появились «юнкерсы». Сделав круг над лесом, они приняли боевой порядок и начали прочесывать из пулеметов опушку леса, где расположился на кратковременный отдых наш батальон.

— Рассредоточиться! — громко приказал политрук.

Бойцы бросились кто куда, попадали на землю. Именно тогда я, пожалуй, впервые понял, что значит быстрота командирского мышления. К счастью, все обошлось благополучно. Батальон продолжал свой путь на запад. Тяжело ступая, молча шли по пыльной грунтовой дороге стрелки, пулеметчики, минометчики. У каждого за плечами винтовка или автомат, за спиной вещмешок, набитый патронами и гранатами, сбоку — противогаз, котелок, лопатка, фляга. Лица бойцов хмурые, сосредоточенные, очень усталые. Губы потрескались. Гимнастерки мокрые от пота, ноги гудят, тело ноет от усталости».

Из воспоминаний о войне лейтенанта м/с Б.А. Спивака:

«С тех пор учеба стала более напряженной, участились тревоги. По сигналу тревоги нужно было не только быстро собраться и произвести развертывание — расставить палатки, операционные столы, подготовить к работе автоклав и боксы с материалом, бельем и инструментами, но затем все это собрать и погрузить на машины. В ночь на 17 июля после такой тревоги, мы уже не разгружались, а направились к железнодорожной платформе, где стали грузиться в эшелон.

Под утро эшелон тронулся в путь. Нам не объявляли маршрута, но мы его, ясное дело, видели. В полдень были уже в Ярославле, а под вечер непродолжительная остановка на станции Москва-3, Уже затемно проезжаем Рязань, и на рассвете прибываем на конечную остановку — станцию Анна. Здесь разгружаемся, и уже на машинах едем в сторону г.Воронеж.

…Итак, 19 июля 42г. мы прибыли на Воронежский фронт.

…Первое боевое крещение медсанбат получил в с.Почепское, где 22 июля по схеме, полученной из руководств и отработанной на учениях, мы развернули в палатках ДМП, и приняли за двое суток 22 раненых и 60 больных. Размещение в Почепском оказалось неудачным — мы оказались почти на уровне огневых позиций.

Поэтому нас перевели в пос.Софьино, где в течение одной недели приняли 850 раненых».

Из книги П.Г. Костина и В.И. Михеева «От Вологды до Берлина»:

«Врагу удалось к 12 июля 1942 года овладеть большей частью города Воронежа. На Верхнем и Среднем Дону развернулись ожесточенные сражения. Положение осложнялось с каждым днем.

Ранним июльским утром наш полк получил приказ оставить лагерь и выступить на железнодорожную станцию для погрузки в воинские эшелоны. Без суеты и паники мы собрали все необходимое, оставили свою землянку, в которой жили пять месяцев, построились в походную колонну и направились на станцию Кипелово. День был солнечным и жарким. Мы шли с полной выкладкой и, хотя расстояние до станции было невелико, попотеть пришлось изрядно.

Никто не знал, куда нас повезут. Ленинград все еще был в жестокой блокаде. Защитники города устояли перед натиском врага, но понесли тяжелые потери, и их надо было усиливать. Поэтому мы считали, что непременно поедем на Волховский фронт. Однако наш эшелон направился в сторону Вологды, потом проследовал через Ярославль, Москву, Рязань, Грязи. Конечным пунктом была станция Анна, Воронежской области.

… Авиация противника не раз пыталась бомбить и обстреливать эшелоны, однако, потерь личный состав не понес. Железнодорожная, станция Графская была разрушена вражеской авиацией. Наш эшелон медленно продвигался по спешно восстановленным железнодорожным путям. Мы впервые увидели разрушенные пристанционные постройки и жилые дома, металлические остовы догоравших вагонов, воронки от разрывов тяжелых бомб и изогнутые рельсы, тела погибших мирных жителей. Разыгравшаяся трагедия произошла за несколько часов до прибытия нашего эшелона на железнодорожную станцию, и что было бы с людьми, если бы эшелон не задержался на каком-то перегоне? Слишком уж впечатляющими были следы бомбежки, они производили на нас удручающее впечатление. Вот оно жуткое обличье войны, которую ведут фашисты против советского народа.

На станцию Анна прибыли днем. Быстро и организованно разгрузились, немедленно укрылись в ближайшей зеленой роще и в тени под кронами лиственных деревьев отдыхали до вечера.

… По распоряжению штаба 60-й армии, 100-я стрелковая дивизия должна была двигаться по маршруту: Анна — Васильевка — Криуша — Красный Лог — Массельское — Солонцы и сосредоточиться в двух километрах западнее Давыдовки, в готовности выполнять боевую задачу. До нас не был доведен этот приказ, но мы предполагали, что будем выдвигаться к фронту, в район Воронежа, до которого более 100 километров.

Кроки маршрута: ст.Анна — Давыдовка. Карта РККА 1941г.

…Вечером, построившись в походную колонну, мы тронулись в путь. Шли ночью, строго придерживаясь графика и выдерживая маршрут движения, чтобы к утру достичь указанного пункта назначения и укрыться на дневку. Нас там ждали кухни. Но почему-то маршрут движения часто менялся и прибыть в назначенный пункт к установленному сроку мы не успевали. Наступил рассвет, надо спешить. Мы прибавляли ходу, торопились быстрей укрыться где-нибудь в овраге, лесном массиве, в садах возле населенных пунктов.

50-мм ротный миномет. Всего-то + 12 кг…

Отстающие были, были и потертости ног. Бойцы моего взвода тоже уставали. Минометчикам с 50-миллиметровыми минометами было тяжелее всех, они несли на своих плечах минометы и ящики с минами.

И хотя ребята во взводе были физически крепкими, им в походе здорово доставалось. Не поверил бы, пока сам не увидел, что можно спать стоя. Идет человек, идет, вдруг — упал и не поднимается. Подбежишь, посмотришь, думаешь, что с ним случилось, не умер ли, а он спит, даже похрапывает.

Шли молча, хмурые, вконец измотанные. Я тоже уставал, едва ноги переставляю, все болит, шаг сделать тяжело. Был бы рядовой, не задумываясь, сошел на обочину дороги и упал бы на землю, а командиру нельзя. За мной идут люди, им тяжелей, они несут на плечах минометы и ящики с минами, И я тянул до привала, не отставал.

На последнем переходе до Давыдовки отстали Егор Петухов и еще один солдат моего взвода, фамилию память не сохранила. Они несли ящики с минами, окончательно выбились из сил и сели на землю возле дороги.

— Походные колонны идут одна за другой, а мы сидим, ждем у «моря погоды», — рассказывал после Егор Петрович. — Видим, пылит грузовик. Мы вышли на дорогу и стали голосовать. Машина остановилась. В кабине сидит наш командир полка Смоляк. Мы узнали его и оробели, вдруг дезертирами посчитает. Добрая душа, наш командир, спросил, чьи мы? Узнав, что свои, скомандовал: «Быстро в машину». Мы, не мешкая, одной ногой на колесо, руками за борт и мигом в кузове. Там уж е сидело около десяти таких же доходяг, как и мы.

Грузовик помчался, обгоняя колонну за колонной, все уступают нам дорогу. Мы, как высокие чины, сидим на ящиках с минами, довольные, улыбаемся, руками помахиваем. На каком-то повороту машина остановилась, нам сказали: «Выходите и идите вон в тот лес». Мы выскочили с машины и бегом сюда, а ящики с минами на радостях забыли, и они уехали с командиром полка. Не наказывайте нас, мы перекурим и пойдем искать пропажу.

Они незаметно исчезли молча и через два часа вернулись с минами. Мы не стали допытываться, наши это ящики или они стащили их у кого-нибудь из зазевавшихся минометчиков.

… Рано утром 20 июля наша походная колонна втянулась в большой лес западнее районного центра Давыдовки, на берегу Дона.

Карта РККА 1941г. М=1:2000. Райцентр Давыдовка — район сосредоточения 100 сд. По воспоминаниям: 460 сп — в лесу западнее Давыдовки; севернее, в районе села Ермоловка — 472 сп. В селе Почепское 246 омсб развернул ДМП: «Размещение в Почепском оказалось неудачным — мы оказались почти на уровне огневых позиций».

Схема сосредоточения 100-й сд. (ЦАМО). Калька схемы похоже сделана с карты ГШКА ( М=1:25000). Как видим, на схеме отсутствует район сосредоточения 1031 ап — в Журнале БД сказано, что он остался в ожидании распоряжений на ст.Анна. Местоположение 246 омсб на схеме обозначено в лесу северо-восточнее Давыдовки, а не в селе Почепское, как это написано в воспоминаниях.

Из Журнала боевых действий артиллерии 100 сд:

«22.07.42г. По прибытии на ст. Анна артполк сосредоточился в 1 км южнее станции в ожидании аммуниции. 1 бат. 1/1031 ап выступила на марш с ОБС, комендантской ротой, шт. бат. НАД с целью прикрытия на случай нападения танков. Остальные подразделения артполка остались за получением аммуниции для орудийных упряжек, которой требовалось 29 комплектов. Этот недохват аммуниции пополнили из артчастей ранее действующих в 6 Ар.

С 21.07.42г. 23.07.42 совершал марш со ст. Анна до ст.Давыдовка.

23.07.42. Прибывший 1031 ап занимал и оборудовал боевой порядок р-не с.Давыдовка и севернее его.

24.07.42 1031 ап производил инженерное оборудование боевого порядка.

25.07.42. 1031 ап и артиллерия СП производили оборудование боевого порядка.

26.07.42. Положение частей артиллерии дивизии прежнее.

28.07.42. В ночь на 27.07 части дивизии согласно приказа командующего фронтом выбыла в Направлении к Воронежу и к вечеру 28.07.42 сосредоточилась в лесу западнее ст.Масловка. Дивизия вышла из состава 6 армии и вошла в состав 40 армии».

… После отдыха снова началось построение в походные колонны, и огромная людская масса с оружием и снаряжением, в совокупности составляющая полносоставный стрелковый полк, начала выползать из дубравы в степь. Нам приказано совершить марш под Воронеж, в район Масловки, до которой около шестидесяти километров.

От Давыдовки на Воронеж. Карта РККА 1937г. М=1:10000

В прифронтовой полосе руководство всех учреждений, предприятий и колхозов было эвакуировано. Многие жители деревень не захотели уезжать, осталась часть скота и рабочих лошадей. Пока мы отдыхали в лесу у Давыдовки, мои находчивые мужики привели лошадь с упряжью, нашли брошенную телегу. Выступая вечером в поход, они уложили на повозку минометы, мины, вещевые мешки, шинельные скатки. Нашелся любитель ухаживать за лошадью, он стал повозочным. Впереди лошадь тянула телегу с грузом, а мы шли за ней налегке».

Район сосредоточения 100 сд в районе Масловки. Карта ГШКА 1941г. М=1:25000. (ЦАМО),

Из книги Н.Д. Прошутинского «На двух плацдармах»:

«После шестидесятикилометрового марша к переднему краю в ночь на 22 июля полк сосредоточился недалеко от станции Масловка, юго-восточнее Воронежа. Километрах в трех западнее гремели орудия. Там, за рекой Воронеж, у села Шилово, вела бой 111-я отдельная стрелковая бригада, захватившая небольшой плацдарм. Наш полк шел на помощь защитникам шиловского плацдарма».

Шиловский плацдарм.

«…противник 57-й и 168-й пехотными дивизиями, 3-й и 29-й моторизованными дивизиями, прорвав оборону частей Красной Армии в районе Касторное к 3 июля 1942г. и тесня части 40-й армии, передовыми частями подошел к западному берегу р.Дон. Намереваясь войти в Воронеж с юга, противник 4 июля 1942г. частично просочился на восточный берег р.Дон на участке Петино — Малышево и завязал бои за Шиловский плацдарм.

Карта РККА 1941г. М=1:2000. Село Шилово и исторически небезизвестное село Таврово (некогда город). На карте отмечена паромная переправа через реку Воронеж, к которой стремились гитлеровцы, а также две церкви: Митрофановская в Шилово и Петропавловская в Таврово, разоренные еще в 1920-е годы. 

Боевые действия сразу же приняли ожесточенный характер, поскольку ни одна из противоборствующих сторон не желала терять выгодный во всех отношениях плацдарм. Через плацдарм проходила кратчайшая дорога от донской переправы у Малышево до южной окраины правобережной части Воронежа. Шиловский лес давал хорошие возможности для незаметного сосредоточения резервов, маскировки складов, размещения тыловых служб и подразделений. А Шилово, расположенное на высокой горе, обеспечивало господствующее положение над левобережьем. Из села, особенно с колокольни церкви, даже без бинокля были отчетливо видны советские оборонительные позиции у Масловки, Таврово, Березовки. Свободно просматривались грунтовые дороги и железнодорожное полотно.

Село Шилово. Руины той самой колокольни церкви святителя Митрофана Воронежского.

К этому времени на этом направлении противнику могли противостоять только части 232-й стрелковой дивизии подполковника И.И. Улитина и 3-й дивизии ПВО полковника Н.С. Ситникова, поскольку остальные части Красной Армии находились на пути к Воронежу. Части 232-й сд упорно защищали свои рубежи, нередко переходя в контратаки.

Батальоны 498-го полка майора А.А. Ермолаева … с исключительной самоотверженностью дрались у переправы, на опушке леса и в глубине его, на дороге и прилегающих к ней холмах. У фашистов было огромное численное превосходство, но советские воины бились геройски и не уступали без боя ни пяди земли.

Четверо суток кипел, не утихая, бой на Ос­трогожской дороге и примыкающей к ней равнине, в Шиловском лесу, в Трушкино и в Шилово. Только большое численное и техническое превосходство на земле и в воздухе позволило противнику прорваться к южным окраинам пра­вобережной части Воронежа. Но это продвиже­ние досталось ему дорогой ценой.

Одной из причин неудачного окончания первого этапа боев за Шиловский плацдарм стали ошибки, допущенные командованием Брянского фронта. На это обращает внимание командир 141-й сд полковник Тетушкин: «Не­сколько слов о Воронежской операции немцев (выход немецкой армии к р. Дон южнее Воронежа), свидетелем которой я был. Сколько воз­мутительной бестолковщины, неумения предвидеть события. Противник 4 июля переправил через р.Дон у деревни Малышево (10 км. ю.-з. Воронежа) взвод пехоты и закрепился в дерев­не. Ко мне приезжали в эти дни три зам. комвойсками Брянского фронта, я им сказал: “Я не пророк, но если фронт не примет мер немед­ленно, чтобы отбросить этот взвод немцев на зап. берег Дона, мы потеряем Воронеж, а возможно, создадим угрозу и Ростову”. Эту фразу я повторил им несколько раз и добавил: “Пусть на этом деле погибнет полк, а выбить нужно, ибо завтра немцы подтянут сюда танки и дивизию пехоты на место этого взвода”. Никто, конечно, мер не принял, противник вошел в Воронеж, и вот только 10 июля что-то решили сделать, но уже стало трудно даже одной, двумя дивизиями выбить пр-ка из Воронежа. Готовность артиллерии к этой операции к 19.00 9.7, а приказ я получил в 22.00 9.7. Судите сами, что это будет за операция».

7 июля перестрелка в Шилово прекрати­лась. Из защитников села, дравшихся с врагом до последней возможности, живых не оста­лось. Оказавшись в Шилово, противник сразу же устремился к реке Воронеж, где форсировал ее на месте старой паромной переправы. Батальон немецких автоматчиков двинулся к Масловке. Но в ходе контратаки советских ча­стей фашисты почти поголовно были истреблены.

Карта обстановки положения войск 6 РА на 18.00 8 июля 1942г. (ЦАМО).

9 июля Ставка ВГК приказала командующему 60-й армией генерал-лейтенанту М.А. Антонюку «не позднее утра 11 июля нанести решительный удар между р.Дон и р.Воронеж из района Севрюковка — Рамонь на юг в направлении на Подгорное, Малышево с задачей в течение 11 и 12 июля совершенно очистить восточный бе­рег р.Дон в районе Подклетное — Семилуки — Малышево — Воронеж и все пространство между р.Дон и р.Воронеж от противника и прочно закрепиться на р.Дон, обеспечив за собой пе­реправы через него».

Командующий 40-й арми­ей генерал-лейтенант М.М. Попов в свою очередь получил приказ «одновременно удар с севера поддержать ударом частей 40-й армии, обороняющих г.Воронеж, с привлечением для этой цели 18-го танкового корпуса». Войска, привлекавшиеся к операции, были сильно ослаблены тяжелыми июльски­ми оборонительными боями с превосходящими силами противника. Недостаток в армии полнокровных соединений, слабая ее обеспе­ченность материально-техническими средствами, упорное сопротивление фашистов, которые уже успели подготовить хорошо оборудованные оборонительные позиции, — все это делало организацию наступления крайне трудным делом. По данным разведки и наблюдениям на 10 июля командованием 40-й армии было установлено: создание противником в восточной части города узлов сопротивления мотопехо­ты с орудиями ПТО, подтягивание к центральному мосту тяжелых орудий на транспортерах, а также сосредоточение танков и пехоты противника в лесах южнее города, Шилово и Трушкино. Противник в районе Шилово про­изводил саперные работы и измерения реки, которые огнем артиллерии армии были сорва­ны. 10 июля и.о. командующего Воронежским фронтом генерал-лейтенант Ф.И. Голиков в целях создания упорной обороны по восточному берегу р.Дон и в глубине приказал: «1. Командующим армиям в полосе действия своих войск произвести полевое оборудование местности по переднему краю обороны, закончив работы первой очереди: стрелковые, пулеметные, минометные, гранатометные и ПТР окопы, ору­дийные площадки и наблюдательные пункты к исходу 13.7.42 г. 2. По всему переднему краю обороны создать сплошную полосу противо­танковых и противопехотных заграждений глу­биной 0,5-1,5 км. 3. В дальнейшем совершен­ствовать систему обороны созданием дерево­земляных сооружений с усиленным перекрыти­ем, развивая противотанковые заграждения на всю глубину обороны».

Части 40-й армии приступили к выполнению приказа. В то время на участке Масловка — Семилукские выселки (ныне Березовка) советская оборона располагала весьма ограниченными возможностями. Однако обстановка требовала активных действий до прибытия подкрепле­ния. Надо было воспользоваться тем, что основные силы противника завязли в боях за правобережную часть Воронежа, выбить его из Шилово.

Первыми переправились на правый берег реки разведчики 111-й отдельной стрелковой бригады подполковника И.Ф. Дремова. Они захватили «пятачок» напротив Шилова и закрепились на нем. За разведчиками после­довали стрелки и расширили плацдарм до подошвы высот. На берегу реки появились под­разделения 23-го отдельного понтонно-мос­тового батальона капитана А.П. Тихонова. В ночь на 11 июля 1942г. понтонеры навели переправу.

111-я осбр в то время была малочисленной, т. к. понесла большие потери в ходе оборони­тельных боев западнее Дона. На 13 июля 1942г. в 111-й осбр насчитывалось 1254 чел. … Захватив теперь важный плацдарм, она с трудом отбивала атаки врага. Поэто­му главная роль по овладению Шилово отводилась 206-й сд.

10 июля 1942г. 206-я сд под командованием полковника Ф.М. Кишкина-Иваненко, перей­дя в подчинение 40-й армии от Брянского фрон­та, без 722-го сп с 16-ой истребительной бригадой противотанковых орудий (ПТО) сосредоточилась в районе Придача — Таврово — Семилукские Выселки — Масловка.

…У командующего фронтом появилась возможность перебросить две сд: 100-ю и 206-ю — из полосы 6-й армии в Воронеж. Вместе с 111-й стрелковой и 16-й истребительной бригадами обе дивизии частью сил вели бои по расширению Шиловского плацдарма. Однако, уже 9 июля части 737-го сп 206-й сд завязали бой с немецкими автоматчиками, которые подошли к Семилукским выселкам.

Схема наступления 206 сд (из Журнала боевых действий). (ЦАМО).

11 июля 206-я сд, выполняя задачу по овладению Шилово, Трушкино на западном берегу р.Воронеж, начала форсирование реки 748-им сп (без 2-го стрелкового батальона) и 737-ым сп. Противник оказал упорное сопротивление и сильным огнем из автоматов, пулеметов и ми­нометов приостановил наступление. Противник, упорно обороняя северную и северо-восточную окраину Воронежа силами 3-й моторизованной дивизии, совершенствовал свою оборону по западному берегу р.Воронеж в инженерном отношении и одновременно продолжал стягивать мотопехоту и танки в лес севернее Шилово, куда по данным советского лет­чика с подбитого бомбардировщика ТБ-3 в районе Малышево, было стянуто до 1 танковой и 1 пехотной дивизий.

Из Журнала боевых действий 206 сд:

10.7.42 22.00 Описание боевых действий: «Пр-к обороняет танками и автоматчиками опорный узел Шилово, Трушкино и лес на зап. берегу реки Воронеж. Части дивизии 12.00 11.7.42 после получасовой арт. подготовки начали наступление. Подойдя к левому берегу р.Воронеж, при попытке форсировать реку, части были остановлены сильным пулеметно-автоматическим и минометным огнем пр-ка. Части окопались в готовности наступать с наступлением темноты, однако, не имея специальных переправочных средств, пользуясь подручными средствами, все попытки частей переправиться на зап. берег р.Воронеж в течении ночи на 12.7 успеха не имели. Лишь 1 стр. взв. 3/737 с.п. удалось форсировать реку и укрепиться на правом ее берегу в р-не Шилово. Форсирование усложнялось и тем, что основная масса — казахи — не умеет плавать».

В течение ночи на 13 июля продолжалась переправа разведподразделений на западный берег р.Воронеж. В боях за 13 июля дивизией были уничтожены пулеметная и минометная батареи противника. Потери дивизии составили: убитыми, ранеными и пропавшими без вес­ти — 487 чел..

Столь большие потери наступающих частей объяснялись тем, что противник занимал очень выгодное положение: и днем, и ночью контро­лировал почти все направления возможных атак советских частей. Вот как описывает немецкую оборону Н.А. Чайкин: «Для нас занятые позиции не выгодны. Немец с высот ведет по нам интен­сивный минометный и пулеметно-автоматный огонь. Наши позиции — 30-40 метров от берега реки… Река наполовину простреливается, а вторую часть реки от немецкого обстрела прикрывает крутой берег. Всю ночь немцы освещают передовую осветительными ракетами. У нас, как мне вспоминается и в прошлом году, в боях на Украине — ракеты только сигнальные. А враг всю ночь, без конца одну за другой вешает осветительные ракеты».

Несмотря на неудачные действия, дивизия все же достигла цели. Противник был вынужден наращивать группировку в этом районе, несколько ослабив натиск в Воронеже. Разведкой было установлено наличие в районе Шилово до полка мотопехоты; в Малышево подошли танки, количество которых было не установлено.

Из самого Малышево в лес в 3 км северо-восточнее поселка в течение ночи наблюдалось движение до 12 автомашин с пехотой. В боевом донесении от 15 июля командую­щему Воронежским фронтом генерал-лейтенан­ту Н.Ф. Ватутину командующий 40-й армией генерал-лейтенант М.М. Попов писал: «… 3. Я решил в 23.00 15 июля 206-й сд без одного полка с двумя дивизионами 45-го гм форсировать р. Воронеж на участке Песчанка — Таврово, и на­ступать в направлении ж.д. будки, что в 2 км западнее г.Воронеж, и совместно с войсками 60- й армии уничтожить Воронежскую группировку противника. На остальном участке фронта активными действиями разведотрядов и огне­вым воздействием сковывать противника». В тот же день дивизия с приданными дву­мя дивизионами «РС» 45-го гмп закончила перегруппировку войск и заняла 737-ым и 748-ым стрелковыми полками исходный рубеж на фронте иск. Песчанка — иск. Таврово. Наступаю­щие части поддерживали с воздуха части 2-й воздушной авиации путем ночной бомбардировки районов Шилово, Малышево.

«Гладко вписано в бумаги, да забыли про овраги…» /Л.Н.Толстой/.

17 июля первый рейс на понтонных и других переправочных средствах отошел к западному берегу р.Воронеж. Однако, как и прежде, орга­низованным огнем противника переправа была сорвана. Кроме того, противником было выведе­но из строя 6 лодок А-3. Повторное форсирование успеха также не имело. В течение ночи ди­визия демонстрировала ложные переправы в районах Таврово и севернее. Потери дивизии за 17 июля составили убитыми и ранеными: средний начсостав — 24 чел., младший начсостав — 42 чел. и рядовой состав — 422 чел.. До конца месяца части дивизии все же смогли переправить основные силы, однако продви­жение их было незначительным.

/Е.А. Шендриков «Боевые действия на Шиловском плацдарме в июле-сентябре 1942 г.»/.

Из Оперативной сводки Генерального Штаба Красной Армии №208:

«На 8 ч 00 мин  27 июля 1942г.

9. Воронежский фронт.

40-я армия частью сил в течение дня 26.7 вела бои в районе Трушкино, Шилово. Противник силою до батальона пехоты пытался контратаковать наступающие наши части, но залпом РС был полностью уничтожен.
Две роты пехоты с группой автоматчиков 6 сд внезапным броском вышли к южн. окр. гор. Воронеж и захватили ряд отдельных домов. К 18.00 26.7, продолжая вести бой, роты были потеснены противником к югу».

Из Оперативной сводки Генерального Штаба Красной Армии №209:

«На 8 ч 00 мин  28 июля 1942г.

9. Воронежский фронт.

40-я армия частью сил продолжала вести бои на южной окр. гор. Воронеж, в лесу сев. и сев.-вост. Шилово и в лесу юго-зап. и южн. Трушино. 100 сд двумя полками к 23.00 27.7 сосредоточилась в районе Маслова, Таврово.

Из Оперативной сводки Генерального Штаба Красной Армии №210:

«На 8 ч 00 мин  29 июля 1942г.

9. Воронежский фронт.

40-я армия правофланговыми частями продолжала вести бои в юго-зап. части междуречья, в районах южная окр. Воронежа, Шилово, Трушкино. Части армии закреплялись на достигнутых рубежах, совершенствуя их в инженерном отношении. 8 иптбр с двумя батальонами 303 сд обороняла рубеж по вост. берегу р. Воронеж на участке Отрожка, Придача (северная), Репное. 16 иптбр с одним батальоном 6 сд занимала оборону на рубеже Придача (южная), Таврово, Никольское. 111 сбр, закрепившись в лесу 2 км сев. Шилово, вела разведку в направлении выс.166. 206 сд двумя полками занимала оборону на рубеже вост. окр. Шилово, (иск.) Трушкино и лес юго-зап. Трушкино. Третий полк дивизии сосредоточен в районе Яковлевка, Семилукские Выселки в готовности к форсированию р. Воронеж. 141 сд двумя полками оборонялась на рубеже (иск.) Семилуки, Краснопоголово, Духовское. 796 сп этой дивизии придан 121 сд и вел бой на северной окр. Воронежа. Положение остальных частей армии оставалось без изменений.

Из Журнала боевых действий 472 сп:

21.07.42 20.00 Задачи части, содержание и ход действий: «Получен боевой приказ о выходе из подчинения 100 сд, о передислокации и вступлении в подчинение 40 армии Воронежского фронта.

В 20.00 21.07.42 полк по тревоге выступил на марш д. Ермоловка — поселки Молотова, Ленина, колх.стан».

23.07.42 Задачи части, содержание и ход действий: «Получен приказ о передислокации полка в район д. Масловка

В 19.00 полк выступил на марш: поселки Молотова, Ленина, колх.стан — д. Масловка».

24.07.42 Задачи части, содержание и ход действий: «Полк сосредоточился в лесу западнее д. Масловка».

25.07.42 17.00 Задачи части, содержание и ход действий: «Получен приказ штабрига 111 с задачей в ночь на 26. 07.42 форсировать р.Воронеж на участке: изгиб реки 1 км сев. Таврово, надпись «сс» вост. Шилово, и  с рассветом наступая обходом Шилово с севера и сев.-востока, овладеть районом выс. 166, 2 — Шилово».

26.07.42 Задачи части, содержание и ход действий: «Полк ведет ожесточенный бой по овладению д. Шилово. В ходе боя противник оказывает сильное сопротивление.

27.07.42 Задачи части, содержание и ход действий: «Продолжался бой за д. Шилово. Противник сильно укрепился на западном береге р. Воронеж. Осуществить план наступления затрудняет. 4 и 5 ср в качестве усиленной разведки, достигли ю-в окраин Шилово но без поддержки … (неразборчиво) отошли».

28.07.42 Задачи части, содержание и ход действий: «В район действий полка прибыла 100 сд и по приказу 40 армии 472 сп перешел в подчинение 10 стр. дивизии.

Получен приказ 100 сд о прикрытии правого фланга. 454 сп наступает по маршруту 472 сп и на правом фланге овладевает Шилово».

С 29.7.42 по 2.8.42 Задачи части, содержание и ход действий: «Велась артиллерийская, минометная и пулеметная перестрелка.  Стороны находились на занимаемых рубежах».

Из «Характеристики боевых действий 100 стрелковой дивизии» (Сов.секретно вх.№0208/14.I.43):

«472 сп — распоряжением командующего Воронежским фронтом был выброшен 24.7 в район МАСЛОВКА и подчинен командиру 111 бригады, имел задачу совместно с бригадой овладеть ШИЛОВО. Не имея успеха в продвижении, полк к моменту подхода дивизии закрепился на западном берегу р.ВОРОНЕЖ у подошвы высоты, что сев. восточнее Шилово. Первое боевое крещение дивизия в полном ее составе получила под ШИЛОВО.

26.7.42г. дивизия вошла в состав 40 армии и к утру 28.7.42г. сосредоточилась в районе МАСЛОВКА, МОЛОТОВО, ПОДКЛЕТНОЕ.

Дивизия с 525 и 595 АП ПТО РГК имела задачу форсировать р.ВОРОНЕЖ на участке изгиб реки юго-восточнее ШИЛОВО, изгиб реки 1 клм. севернее ТАВРОВО, овладеть ШИЛОВО И К ИСХОДУ ДНЯ 29.7 выйти на сев. западную опушку леса сев.западнее ШИЛОВО /к большаку Воронеж-Малышево/.

454 сп — в ночь с 28. на 29.7.42г. форсировал р.ВОРОНЕЖ и к утру занял исходное положение для наступления в 800 метрах восточнее ШИЛОВО.

460 сп — находясь во втором эшелоне, был сосредоточен в лесу сев. западнее МАСЛОВКА в готовности развить успехи 454 сп. В 9.00 после артнаступления и залпа РС — 454 сп. во взаимодействии с 472 сп. перешел в атаку. Встреченные сильным артминометным и автоматным огнем противника, наступающие подразделения неся потери в личном составе залегли, продвинулись на 300-400 метров вперед. В 12.00 был введен второй эшелон 454 полка, однако положение в обстановке не изменилось. В результате боя, к исходу дня 29.7 подразделения 454 сп перемешались, вышла из строя часть комначсостава, в следствии чего затруднялось управление боем. Было дано распоряжение закрепиться на достигнутом рубеже, привести людей в порядок, организовать управление и с наступлением темноты продолжать выполнять задачу.

30.7.42г. в 2.00 части дивизии с занимаемого рубежа под сильным пулеметно-автоматным огнем перешли в атаку и 5.00 вышли на рубеж 250-300 метров юго-западнее ШИЛОВО. Дальнейшее продвижение не имело успеха. Противник с каждым подъемом в атаку, шквальным огнем обстреливал наступающие подразделения. Полки несли большие потери. В течение 31.7.42г. дивизия вела упорный бой за овладение ШИЛОВО, подавляя вновь обнаруженные огневые точки противника, однако успехов в продвижении на этот раз не имела.

1.8.42г. 454 сп. поддерживаемый подразделениями 472 сп ведет ночной бой за овладение ШИЛОВО, в результате которого было захвачено 3 домика на юго-восточной окраине, но в следствии наличия больших потерь, полк закрепится не мог, отошел в исходное положение.

2.8.42г. дивизия на основании боевого распоряжения Штарма 40 №014/ОГ сосредоточилась:

460 и 454 сп. в районе ПЕСЧАНКА,

475 сп после сдачи участка 206 СД в лесу севернее МАСЛОВКА, 3 с.б. /7 и 8-я/ 472 сп были оставлены на западном берегу  р.ВОРОНЕЖ и закрепились на юго-восточной опушке рощи, что западнее рощи «ТОПОР»».

Вспоминает лейтенант Костин:

«28 июля наша колонна вошла в сосновый бор в районе станции Масловка. Мы расположились в пустующих землянках военного лагеря. Лошадь с упряжью и телегу отдали местным жителям.

… Прибывший сюда раньше нас 472-й стрелковый полк под командованием Героя Советского Союза майора С.П. Березина совместно с 111-й отдельной стрелковой бригадой форсировал реку Воронеж без больших потерь и начал наступление на деревню Шилово, но вскоре был остановлен пулеметным и минометным огнем противника. Гитлеровцы, заняв выгодные позиции на господствующих высотах, успели прочно укрепить их. Перед| фронтом полка был крутой склон горы, густо поросшей дубняком. Фашисты установили пулеметы прямо под корнями дубов, что делало их мало уязвимыми для артиллерийского и минометного огня. Наши части в течение трех дней штурмовали этот склон, но успеха не имели. 

В ночь на 29 июля на исходные рубежи был выведен 454-й стрелковый полк майора И.Г. Семижона. B 9 часов утра полки пошли в атаку. Их поддержали огнем 1031-й артиллерийский полк, 408-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион и батарея реактивных минометов «катюш». С большими потерями полкам удалось продвинуться на 300-400 метров и к вечеру приблизиться к деревне Шилово на 50 метров. Но атаки пришлось приостановить из-за сильного сопротивления противника. Бои за деревню Шилово — ключевую позицию, в этом месте фронта — полки дивизии вели до 1 августа. Они захватили важный плацдарм, расширили и закрепили его.

Шиловский плацдарм на рабочей карте оперотдела штаба фронта. 20 июля 1942г. (ЦАМО).

Современный вид берегового рельефа Шиловского плацдарма.

Передав плацдарм частям 206-й стрелковой дивизии, 100-я стрелковая дивизия в ночь на 2 августа переместилась в район Песчанка — роща «Топор» — Придача, с задачей подготовить наступление в направлении южной окраины города Воронежа; овладеть юго-восточной частью его — деревней Чижовкой и лесом южнее деревни».

Из Оперативной сводки Генерального Штаба Красной Армии №211:

«На 8 ч 00 мин 30 июля 1942г.

9. Воронежский фронт.

40-я армия частью сил с 09.00 29.7 перешла в наступление, имея задачей овладеть Трушкино, Шилово и перехватить юго-западные выходы из гор. Воронеж, но, встретив упорное сопротивление противника, успеха не имела. 100 сд с двумя батальонами 111 сбр вела бой на рубеже 2 км сев.-вост. Шилово, вост. окр. Шилово. 206 сд вела бой на подступах к Трушкино. Положение остальных частей армии оставалось без изменений».

Из Оперативной сводки Генерального Штаба Красной Армии №212:

«На 8 ч 00 мин 31 июля 1942г.

9. Воронежский фронт.

40-я армия в течение дня 30.7 закреплялась на достигнутых рубежах и вела разведку. Части 206 сд дважды отбивали атаки силою до батальона пехоты из Малышево в направлении рощи в 3 км сев.-вост. Малышево. Противник был отброшен в исходное положение с большими для него потерями».

Из Оперативной сводки Генерального Штаба Красной Армии №213:

«На 8 ч 00 мин 1 августа 1942г.

9. Войска Воронежского фронта в течение 31.7 продолжали занимать прежние позиции, укрепляли их и на отдельных участках производили частичную перегруппировку сил. Противник активности не проявлял. На отдельных участках фронта велась редкая артминометная перестрелка с обеих сторон».

Подведем неутешительные итоги. Боевое крещение 100-й стрелковой дивизии состоялось под Воронежем на Шиловском плацдарме в конце июля — начале августа 1942 года. И прошло оно  неудачно. В первую очередь — для пехоты. Хотя ранее захваченный плацдарм на западном берегу реки Воронеж был несколько расширен и стрелковым батальонам удалось на нем закрепиться, но ни село Шилово, ни, тем более, господствующая высота за ним у немцев отвоеваны не были. Что лишало в дальнейшем возможности атаковать Воронеж с юга. Не добившись особого успеха, стрелковые полки дивизии понесли немалые потери. Преступная беспечность или безответственность командования Брянского фронта легко сдавшего в начале июля 1942 года немцам переправу через Дон у Малышева и выгодные позиции на правом (западном) берегу реки Воронеж, обернулась большой кровью для пехоты 111 осбр, 206 сд и 100 сд, отвоевывающей плацдарм.

«За время боев под ШИЛОВО дивизия имела потерь: убито — 302, ранено 791.

Потери в вооружении составили: винтовок 773, ППШ — 68, ПТР — 15, РПД — 59, станковых пулеметов — 6 минометов — 50 мм — 19, 82 мм — 3.

Потери противника за эту же операцию только убитыми составили 440 солдат и офицеров.

Было подавлено и уничтожено: 

ДЗОТ — 2, пулеметных точек — 9, НП — 1, минбатарей — 3, взорван склад с боеприпасами и горючим на южной окраине ШИЛОВО.

Подавлено: мин. батарей — 3, минометов — 1, пулеметных точек — 10, МГ — 2, рассеяно пехоты противника до 4-х взводов».

/Из «Характеристики боевых действий 100 стрелковой дивизии» (Сов.секретно вх.№0208/14.I.43)/.

А что же артиллеристы? О них в «Характеристике боевых действий 100 стрелковой дивизии» комдивом не сказано практически ни слова.

Что и не удивительно. Так уж принято у общевойсковых командиров, что на первом плане у них всегда — родимая пехота. Ну, а еще — танки, если есть… Куда же без них. А артиллеристы… Сложно у них там как-то все… Непонятно… Ни тебе громового «Ура», ни красивого разворачивания в цепи или всегда приятной для глаза начальника беготни по типу: «сопка ваша — сопка наша»… Вечно у артиллеристов расчеты какие-то… Дирекционные углы, угломеры, метеобюллютени, реперы, Ку, Шу, ПС, топопривязка, ПУО, теодолиты, буссоли, коллиматоры и прочие непонятные для лихого пехотинца вещи… Так уж сложилось, что об артиллерии пехотные начальники вспоминают только тогда, когда их любимой пехоте становится чересчур жарко, и она ну, ни в какую не хочет подниматься в атаку…

Впрочем, редко, но встречаются и иные командиры-пехотинцы, уважающие артиллеристов, и даже неплохо понимающие в артиллерийских расчетах (было, сталкивался… вообще-то этому также учат в пехотных и танковых училищах). Обычно — это те, кто на своей шкуре когда-либо испытал всю прелесть точного артиллерийского или минометного огня, или же остался жив, благодаря ему же. После чего пришло и уважение, и понимание, что пехота — это всего лишь царица полей, а всесокрушающий Бог Войны — это все-таки артиллерия.

Комдив Перхорович пехоту любил, именно этому роду войск он отдал большую часть своей жизни, с ней делил радости и горести, пробивался из окружения, а вот всех остальных, судя по всему — не особо жаловал. По крайней мере, в своем отчете о боевых действиях он сосредоточился исключительно на описании боевой деятельности 454-го, 460-го и 472-го стрелковых полков, как-то совсем забыв о существовании в своей дивизии иных, непехотных частей и подразделений. В отчете нет ни о саперах, ни о зенитчиках, ни о связистах… Нет там ничего и об артиллеристах 1031-го артиллерийского полка и 408-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона.

А они были. И участвовали. И также, как вся дивизия, впервые на Шиловском плацдарме опробовали мощь своего оружия, поверили в него, и в себя…

Благодаря, сохранившемуся в ЦАМО «Журналу боевых действий артиллерии 1031 ап» за июль-август 1942 года мы все-таки сможем уточнить где находились и какие именно задачи в те драматические дни решали артиллеристы 1031 артполка.

Здесь и далее выписки из «Журнала боевых действий артиллерии 1031 ап» даны, по возможности, дословно, с сохранением орфографии и пунктуации оригинала. Материал дополнен необходимыми пояснениями (в скобках), ссылками, выделениями текста, а также выдержками из других документов, фрагментами дневников и воспоминаний. Дословные выписки из Журнала БД выделены синим цветом и заключены в кавычки.

Из Журнала боевых действий артиллерии 1031 а.п. за август м-ц 1942 года:

28.07.42г. 1031 артиллерийский полк занял боевой порядок: НП (наблюдательные пункты) — рубеж перед опушкой леса с-в и ю-в Таврово; район ОП (огневых позиций): Масловка и р-ны севернее Масловки.

Согласно боевого приказа №01 штаба НАД (начальника артиллерии дивизии) полк составил 17 полковую группу. Командир группы — командир 1031 ап. НП командира группы — совместно с командиром 454 сп.

«Личное общение артиллерийских и пехотных командиров имеет решающее значение в бою. Поэтому, как правило, старшие артиллерийские начальники, начиная с командира дивизиона и выше, и войсковые командиры независимо от подчинения должны располагаться на командных пунктах в непосредственной близости друг от друга. Однако удобства личного общения не должны итти в ущерб выполнению боевой задачи».

/Боевой устав артиллерии РККА, 1937г. ч.2, гл. IV, п.45 (БУА-II-37)/.

«Готовность артиллер. к открытию огня 20-00 28.08.42г.« (так в документе и это явная описка, должно быть — 28.07.42г.). «Задачи и последовательность выполнения согласно схемы огня.

1. В период обработки передний край не давить ранее обнаруженные цели.

2. Подготовить НЗО (неподвижный заградительный огонь) и СО (сосредоточенный огонь).

3. Продавление ОТ (огневых точек) мешающих продвижений пехоты».

Описание боевых действий: «В течении 28.07.42г. полк вел пристрелку реперов контроль НЗО. Расход боеприпасов: 76 мм. — 52 офг. (осколочно-фугасная граната) 122 мм. — 48 офг. Патерь не имели Трофеев нет».

«До рассвета 28 июля к линии фронта подошли остальные части нашей дивизии и сосредоточились в районах Масловки, Молотова, Подклетного, что юго-восточнее Воронежа.

Как только рассвело, немцы пошли в наступление. Атакующих мы встретили ураганным огнем. Теперь нас поддерживала дивизионная артиллерия. Грозно заговорили тяжелые гаубицы, открыла огонь и батарея реактивных минометов. Вражеские солдаты залегли, а наши бойцы поднялись в контратаку и стали по-пластунски ползти вверх по скату высоты. Гитлеровцы открыли автоматный огонь, но он не остановил наступающих. Ожесточенный бой разгорелся перед самыми окопами и траншеями противника.

…Вскоре все перемешалось. Не поймешь, где свои, а где чужие. В ближнем бою не всегда из-за грохота разберешь, какой приказ отдает командир, но всегда чувствуешь, что от тебя требуется.

Следом за стрелками во вражеские окопы и траншеи ворвались пулеметчики. Вторая линия немецкой обороны оказалась в наших руках».

/Н.Д. Прошутинский «На двух плацдармах»/.

«28 июля 1942 года, 402-й день войны. Сражение под Сталинградом. В результате нехватки горючего и боеприпасов войска 6-ой немецкой армии не могут больше наступать. Противник после того как все его бешеные атаки были отражены, кажется, собирается отойти за Дон. В атаках участвовало до 9 новых танковых бригад. У Воронежа и Землянска относительно спокойно«. /Гальдер Ф. «Военный дневник». Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг./.

29.07.42г. Боевые задачи: В соответствии с приказом НАД 100 сд №01 от 28.07.42г..

Описание боевых действий: «Полк занимал прежний боевой порядок согласно схемы на 28.07.42г. В течении 29.07.42г. полк уничтожил: 2 пулемета, 2 наблюдательных пункта, 1 действующую водокачку, 1 минометную батарею и до взвода пехоты противника, тем самым полк обеспечил переправу 454 с.п. через р.Воронеж. Расход боеприпасов: 76 мм. — 190 офг 122 мм. — 212 офг Потерь нет. Трофеев нет».

«…В ночь на 29 июля на западный берег реки Воронеж переправился 454-й стрелковый полк нашей дивизии. Он занял исходное положение для наступления в восьмистах метрах юго-восточнее Шилова, а в 9 часов утра после артиллерийской подготовки вместе с 472-м стрелковым полком начал наступление на Шилово. Противник ожесточенно сопротивлялся. Активно действовала его авиация. Продвижение нашего батальона было медленным. Мы несли большие потери.

Особенно тяжело пришлось 6-й стрелковой роте. Вырвавшись немного вперед, она вскоре попала в ловушку. Вместе с ней в беде оказался и пулеметный взвод младшего лейтенанта Агафонова. Командир роты лейтенант Шутов принял единственно правильное решение — атаковать. По его команде стрелки поднялись в атаку.

…Продвинувшись вперед метров на сорок и встретив сильный минометный и пулеметный огонь противника, 6-я рота залегла. Расчет сорокапятки уничтожил вражеские пулемет и пушку, стрелявшую прямой наводкой, но минометный обстрел продолжался.

Во время этой атаки погиб командир 6-й роты лейтенант Афанасий Иванович Шутов.

…Ожесточенный бой на подступах к Шилову длился уже более двух часов. Во второй половине дня наш батальон вынужден был прекратить атаки и перейти к обороне, остановившись в четырехстах метрах от села Шилово.

Артиллерийский и пулеметный обстрел, непрерывные атаки вражеской пехоты, огромное численное и техническое превосходство противника — все это делало невероятно трудным положение нашего батальона. Комбат Савельев все время находился на передовой, лично руководил боем.

Пулеметчики непрерывно вели огонь по атакующим гитлеровцам.

…Где-то в девятом часу вечера фашисты прекратили атаки. Наступило затишье. Я обошел взводы. Во главе них уже стояли сержанты Трифонов, Беляев и Погожев. Помощников у них не было. Командиры расчетов одновременно являлись и наводчиками станковых пулеметов.

Поздно вечером в нашу роту зашли командир полка майор Березин и комбат Савельев. Командир полка расспросил меня о положении дел в роте, одобрительно отозвался о наших действиях.

…Семен Петрович Березин родился в Вятской (ныне Кировской) области в бедной многодетной крестьянской семье. С малых лет он начал трудиться. В 1919 году семнадцатилетним юношей вступил в Красную Армию, участвовал в боях с белогвардейцами и иностранными интервентами. После гражданской войны Семен Петрович работал военруком в школе, служил в пограничных войсках под Ленинградом. В 1939–1940 годах участвовал в советско-финляндской войне. Возглавляемая им разведывательная рота отличилась во многих боях, и Семену Петровичу Березину было присвоено звание Героя Советского Союза. Великую Отечественную войну он встретил начальником штаба полка. И вот теперь стал его командиром«.

/Н.Д. Прошутинский «На двух плацдармах»/.

30.07.42г. Боевые задачи: те же.

Описание боевых действий: Боевые порядки полка прежние. «В течении 30.07.42г. полк уничтожил 2 пулеметных гнезда, 2 минометных батареи. Ранено и уничтожено до взвода пехоты пр-ка, тем самым полк обеспечил 454 с.п. форсировал р.Воронеж и находящегося в лощине с.в. Шилово от готовившегося контратак. Расход снарядов: 76 мм, 101 офг и 19 шрапнель 122 мм. 112 офг. Потерь нет. Трофеев нет».

…Полночь. Бойцы отдыхают. А нам с политруком не до сна. Готовимся к ночному бою. Перед нами поставлена задача: ворваться на северо-восточную окраину Шилова, занять несколько домов и закрепиться там.

В два часа ночи в небо взвилась красная ракета. Это был сигнал к атаке. Тихо, осторожно двинулись вперед батальоны нашего полка. Вскоре немцы открыли огонь из стрелкового оружия. В небо стали взлетать осветительные ракеты. Над головой скрещивались пучки трассирующих пуль. Когда вражеская ракета заливала все вокруг мерцающим светом, мы ложились на землю. Как только она гасла, мы тут же вскакивали и бежали вперед, ведя огонь на ходу. Стреляли, не видя противника. С трудом различали очертания кустиков и отдельно стоящих дубков. Где-то совсем близко, из темноты, доносилась немецкая речь. Ночной бой труднее дневного. Враждебным кажется каждый куст, каждое дерево. Так и ждешь, что оттуда вот-вот ударят пулеметные и автоматные очереди.

Вместе со стрелками шли саперы. Метр за метром они ощупывали землю миноискателями, перекусывали ножницами колючую проволоку.

Пробираясь ползком под огнем, не видя врага, пулеметчики то и дело меняли позиции, устанавливали «максимы» так, чтобы было удобно вести огонь.

Уже начинало светать. Обстановка накалялась. Наступили критические минуты боя. Перед броском вперед мы залегли. Затаив дыхание ждем команду.

После десятиминутного огневого налета артиллерия перенесла огонь в глубь вражеской обороны. По цепочке разнеслась команда комбата:

— Вперед, товарищи! Ура-а-а!

Противник усилил сопротивление. Однако все ближе и ближе подходили к немецким окопам наши стрелковые подразделения.

— Рус, штыки в землю! — слышались дикие выкрики гитлеровцев. Но они вызывали у нас только ярость.

Трудно давались нам эти оставшиеся сотни метров. На востоке ширилась белесая полоса рассвета. Все яснее вырисовывались очертания вражеских окопов и укрытий.

Одна из рот уже ворвалась в траншею противника. Рвутся к окопам врага и другие подразделения. Перед ними поистине огненная черта, перешагнуть которую могут только очень смелые люди.

Шипели осколки мин, свистели пули, вскрикивали раненые, вздрогнув в мгновенной судороге, затихали убитые. Каждый участник боя видит его по-своему, и никто не в состоянии охватить целиком.

Фашисты, ошеломленные дерзостью наших солдат, их стремительным натиском, не выдержав рукопашной, стали покидать свои позиции.

Заняв вражеские укрепления, батальон перешел к оборонительным боям. Село Шилово теперь находилось от нас всего в двухстах — трехстах метрах.

Личный состав нашей пулеметной роты сократился более чем на одну треть. В стрелковых ротах потери были еще более значительными».

/Н.Д. Прошутинский «На двух плацдармах»/.

«30 июля 1942 года, 404-й день войны. На фронте группы армий «Б», особенно в полосе 6-й армии, действующей в излучине Дона к западу от Сталинграда, развернулась ожесточенная битва, исход которой в деталях пока еще нельзя предугадать. Наступательная мощь 6-й армии ослаблена трудностями в снабжении боеприпасами и горючим. По всей видимости, северный участок (гряда высот) начинает приобретать решающее значение [противник строит 8 мостов (через Дон)]. У Воронежа и Землянска лишь слабые атаки местного значения».  /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

31.07.42г. Боевые задачи: те же.

Описание боевых действий: Боевые порядки полка прежние. «В течении 31.07.42г. полк уничтожил 3 пулемета до 100 солдат противника в окопах, местах накопления и в районах огневых точек вел пристрелку СО и НЗО. В результате арт. огня на стороне противника наступало полное бездействие о.т. и наблюдается отход немецких солдат на западную окраину д. Шаловки, вследствии чего подразделение 454 с.п. продвинулось до домиков находящихся у склона Вост. части д.Шиловка Расход снарядов 76 мм. 69 офг 122 мм. 165 офг. Потерь полк не имел. Трофеев не имел».

«Целый день 31 июля батальон отражал яростные атаки противника на подступах к Шилову. Бои не стихали до позднего вечера.

Наступившая ночь была очень тревожной. Гитлеровские разведчики нападали на наши посты, забрасывали нас гранатами, всячески стремились помешать нашему отдыху. И это им удавалось».

/Н.Д. Прошутинский «На двух плацдармах»/.

«31 июля 1942 года, 405-й день войны. Обстановка южнее Дона развивается в полном соответствии с нашими планами. Фронт противника разгромлен. На отдельных его участках противник еще оказывает сопротивление. Положение 6-й армии улучшилось. Противник снова наступает, подтягивая свежие силы, но все его атаки отбиваются. Положение с боеприпасами и горючим нормализовалось. На фронте по Дону и у Воронежа затишье». /Гальдер Ф. «Военный дневник» /.

1.08.42г. Боевые задачи: те же.

Описание боевых действий: Боевые порядки полка прежние. «В течении 1.08.42г. полк уничтожил 5 дзота, 5 пулемета, одно П.Т.О., убито и ранено до 100 солдат противника в окопах и в местах накопления и у ОТ, тем самым полк сорвал ряд атак противника. Израсходовано боеприпасов 76 мм. — 487 офг 122 мм. 400 офг. В результате арт. обстрела в полку убита 1 лошадь. Потерь в личном составе нет, в 8 бат. у орудия образовалось раздутие дульной части. Трофеев нет».

«Такой же трудный день выдался 1 августа. А вечером мы получили приказ передать свои позиции частям 206-й стрелковой дивизии и в ночь на 2 августа следовать к переправе.

Известие о переброске батальона на другой участок огорчило пулеметчиков. Нам очень дорог был этот клочок земли, за который мы так упорно дрались восемь дней и ночей. За это короткое время плацдарм был значительно расширен, а противник основательно потрепан».

/Н.Д. Прошутинский «На двух плацдармах»/.

«1 августа 1942 года, 406-й день войны. Обстановка. Сопротивление арьергардов противника южнее Дона несколько усиливается в полосе армии Руоффа, а у Клейста остается незначительным. Поэтому последний и продвигается хорошо. Гот [4-я танковая армия] перешел в группу армий «Б», он движется вперед, несмотря на сопротивление противника.
В ходе сражения западнее Сталинграда существенных изменений не произошло. Контратаки противника слабеют. Собственных наступательных действий нельзя начать из-за нехватки горючего и боеприпасов. У Воронежа и Землянска затишье«.  /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

Таким образом, согласно Журналу БД за четыре дня боев 100-й стрелковой дивизии по удержанию и расширению Шиловского плацдарма 1031 артиллерийский полк израсходовал по целям: снарядов 76-мм — 899 офг и 19 шрапнельных (с трубкой Т-6); снарядов 122-мм — 937 офг.

Полком уничтожено: 3 минометных батареи, 2 наблюдательных пункта, 1 противотанковое орудие, 5 дзотов и 12 пулеметов. Убито и ранено до 3 рот солдат противника. Разрушена 1 действующая водокачка.

Потерь полк не понес.

2.08.42г. Боевые задачи: «Распоряжение НАД — 100 с.д. от 1.08.42г. полк переходит на новый участок под Чижовку Юго-Восточнее Воронежа. 1031а.п. составляет 3/1031 гр. ПП. (группа поддержки пехоты) 454 с.п. 1 и 2/1031 гр. П.П. 460 с.п., занимающие оборону по восточному берегу р. Воронеж с задачей — не допустить атак противника. Поддержка Б.О. и разведывательных действий, поддерживаемых полков».

Боевые порядки полка: НП — в районе д.Песчанка и южнее; ОП: 1адн — д.Алексеевка; 2 и 3 адн в роще севернее д.Никольское; штаб полка — завод в квадрате 1818.

Описание боевых действий: «В течении дня полк провел инженерное оборудование боевого порядка и вел разведку от противника. Полк огня не вел. Потерь в личном и конском составе и материальной части нет. Трофеев нет».

«2 августа 1942 года, 407-й день войны. Обстановка. Южнее Дона возрастает сопротивление противника на отдельных участках перед центром нашей группировки и на правом фланге Руоффа. Перед его левым флангом и войсками Клейста противник, не оказывая сопротивления, все время отходит на юг и юго-восток.
Гот добился больших успехов. Его головные части с ходу врезались в боевые порядки только что подведенной с востока [русской] стрелковой дивизии.
Затруднения с горючим в группе армий «А» все еще продолжаются.
На фронте группы армий «Б» 6-я армия перешла из-за недостатка снабжения к обороне. Противник усиливает свои войска и перед северным участком нашей группировки.
На участках у Воронежа и Землянска наблюдаются передвижения противника и занятие его войсками исходных позиций». /Гальдер Ф. «Военный дневник»/.

конец I части

часть II часть III

1,308 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

TwitterFacebookVKOdnoklassnikiLinkedInLiveJournalGoogle+Blogger PostEmailInstapaperDiasporaDiigoDesign FloatMail.Ru